Олег Фочкин

695 подписчиков

Свежие комментарии

  • Эхо Созерц
    Лаврентий Берия гений. Всё, что ему поручали, он выполнял превосходно! Одно он не продумал и был убит, - коварство По...Супершпион из Ком...
  • Олег Фочкин
    Как и любой другой революционер Лейба Давидович Бронштейн имел несколько несколько псевдонимов и это неудивительно, т...Супершпион из Ком...
  • Олег Фочкин
    С 25 ноября 1938 года по 3 февраля 1941 года Берия руководил советской внешней разведкой (тогда она входила в функции...Супершпион из Ком...

Мы будем шпионить друг за другом

Мы будем шпионить друг за другом

Борис Соломатин — первый слева

«Холодная война» разведок не закончилась

Уже завтра, 20 декабря Служба внешней разведки России отмечает столетие. Хотя, конечно, история нашей разведки имеет гораздо более долгую судьбу. Мне посчатливилось в силу профессии встречаться со многими из тех, кого называют «героями невидимого фронта». Один список этих имён занял бы много места. О некоторых из них я уже рассказывал в этом году, о некоторых разговор ещё впереди. А сегодня я хочу вспомнить удивительного человека, настоящую легенду, которым восхищались как друзья, так и враги. Его неуживчивый характер и прямота суждений нравились далеко не всем, но другим он быть не мог и не хотел.

Мы познакомились больше 20 лет назад. Соломатин встретил меня и сотрудника пресс-бюро СВР в дверях своей квартиры на «Баррикадной», с прищуром внимательно осмотрел и только потом пригласил в гостиную.

Видимо, я чем-то ему понравился, потому что разговор получился, он отвечал на мои вопросы благожелательно и подробно, а потом оставил телефон и разрешил звонить, чем я не раз воспользовался. О Борисе Соломатине написано много и почти ничего. Слишком многое в его жизни даже после смерти остаётся под грифом «Совершенно секретно», и вряд ли в ближайшие полвека эта ситуация изменится.

Я же пока просто расскажу о нашей первой встрече и напомню о том давнем разговоре.

Мы будем шпионить друг за другом

Генерал-майор в отставке Борис Александрович Соломатин — личность в российской разведке знаменитая. Он был одним из лучших оперативных работников американского отдела ПГУ, да, пожалуй, и не только американского. ЦРУ считает, что вред, который нанёс безопасности США один Борис Соломатин огромен. Генерал вербовал ещё знаменитого шифровальщика военно-морский сил США Уокера, работавшего на нашу разведку на протяжении 17 лет.

Наша встреча была связана с выходом в России книги американского журналиста Пита Эрли «Признание шпиона», посвящённой Олдричу Эймсу — ещё одному человеку-легенде разведки. Русское издание редактировал генерал Соломатин, мой собеседник.

— Борис Александрович, официальная позиция Службы Внешней разведки по делу Эймса известна: ничего не признаем, но и не отрицаем, комментариев по существу дела не даём. Какой позиции придерживается Пит Эрли, и в чем особенность и преимущество его книги?

— До настоящего времени в США уже вышло пять книг по делу Олдрича Эймса, опубликованы тысячи статей и сборники документов, в Голливуде готовится художественно-документальный фильм с участием звёзд экрана. Эрли не спешил с выходом своей книги. Он даже два раза съездил в Москву, а ещё раньше совершил «экзотическое путешествие» в тюрьму, где провёл более 50 часов бесед с глазу на глаз с героем книги.

На фоне дела Эймса книга Пита Эрли даёт широкую картину многих событий борьбы в последние десятилетия между советско-российской разведкой и контрразведкой с одной стороны, и ЦРУ и ФБР — с другой.

Своеобразие этой книги в том, что она содержит пространные высказывания и размышления самого Олдрича Эймса о его жизни и работе в качестве агента КГБ и СВР. Это даёт возможность читателю самому разобраться в фигуре Эймса. Конечно у нас, граждан России не может не вызывать удивления или даже подозрительности неконтролируемость бесед один на один в тюрьме и переписка журналиста с осуждённым на столь деликатные темы. В любом случае нельзя исключить наличие «направленной» информации. Видимо, поэтому в книге присутствуют некоторые фактические неточности и умозаключения автора, несмотря на его желание быть объективным. Сказалось и то, что Эрли использовал материалы только одной стороны — американской.

— Хотя вы и не принимали участие в этой операции, её могли бы вы дать свою оценку деятельности Эймса, опираясь на богатый оперативный опыт.

— Я могу это сделать, но опираюсь только на публикации американских СМИ. В течение 30 лет Олдрич Эймс работал в основном в контрразведывательных подразделениях ЦРУ, нацеленных на вербовку советских граждан. Отсюда его знание агентуры американцев в Москве и за рубежом. Получение сведений от Эймса имело с нашей стороны чисто оборонительный характер. Сам Эймс заявил на суде, что не считает, что «национальные интересы США заметно пострадали» в результате его деятельности. Тот шум, который вызвал арест Олдрича Эймса, скорее всего определяется не масштабом причинённого им ущерба, а глубиной психологической травмы, нанесённой ЦРУ, подрывом его престижа.

Английская газета «Гардиен» за период существования ЦРУ насчитала в его рядах 120 предателей, а бывший директор Гейтс недавно заявил, что ЦРУ состоит из людей, одни из которых слабы, другие — растратчики, а третьи — работают на другую сторону.

— Почему он стал работать на нас и почему провалился?

— Эймс не был известен советской разведке, и заранее никаких специальных мероприятий по его привлечению к сотрудничеству не проводилось. Он сам пришёл с предложением своих услуг и действовал не под нажимом, а по доброй воле. Потом он говорил, что «сделал это ради денег, и точка.» Однако по другим его высказываниям, дело не только в деньгах. Он совсем не был нашим идеологическим поклонником, но в тоже время резко критиковал американский истеблишмент, руководство ЦРУ. В своём провале Эймс винит самого себя и Лубянку. Говоря о вине Лубянки, Эймс имеет в виду поспешные аресты в 1985-86 гг многих американских агентов и провал ряда операций, о которых он сообщил советской разведке. В конце 1985 года ЦРУ обратило внимание на необычность ситуации и, решив, что имеет место агентурное проникновение в ведомство, начали поиск канала утечки информации. Трудно представить, что наши разведчики того времени не смогли предвидеть последствий столь поспешных и слабо мотивированных исчезновений агентов из поля зрения американцев. Скорее всего, была оперативно неграмотная команда «сверху» срочно избавиться от шпионов, не обращая внимания на неминуемые последствия.

Мы будем шпионить друг за другом

Сам Олдрич тоже допустил немало ошибок. Его легенда об источнике денег легко проверялась, он прекратил докладывать об официальных встречах со связником, на которых происходили передачи денег и документов, делал вклады в банк сразу на следующий день после встечи со связником, хранил дома секретные документы, вёл телефонные разговоры с женой по оперативным вопросам, купил дорогостоящий дом и машину не в рассрочку, как это обычно делается, излишне шиковал… И это бросалось в глаза окружающим.

Поиск «крота» в ЦРУ продолжался восемь лет, до 1993 года и вёлся при четырёх директорах этого ведомства. ЦРУ очень не хотелось выносить сор из избы; там сначала хотели обойтись при расследовании собственными силами, и совместная работа ЦРУ и ФБР началась лишь с середины 1991 года, то есть спустя шесть лет после арестов их шпионов. Да и не хотелось верить, что коллега по работе — иностранный агент. Долгое время расследование продвигалось лишь усилиями нескольких энтузиастов, и только в мае 1993 года ФБР официально завело на Эймса уголовное дело. В 1990 году, до объединения Германии, ЦРУ направило в Берлин высокопоставленного гонца для встречи с бывшим руководителем разведки ГДР Маркусом Вольфом, которому в обмен на имя «крота» были предложены безопасность и вилла в Калифорнии. Вольф, естественно, ничего не сказал. Свою роль сыграли и мероприятия советской разведки, направленные на отвлечение внимания от фигуры Эймса.

— А как же с заявлениями об окончании «холодной войны»?

— Отвечу словами бывшего помощника президента США Клинтона по вопросам национальной безопасности Лейка: «Холодная война» не изменила человеческую натуру и международную политику… правительства будут шпионить друг за другом». Пока существуют государства с их национальными интересами, будут существовать и разведки с их агентами.

— Каковы, на ваш взгляд, личностные качества Эймса?

— Сослуживцы и начальники из ЦРУ изображали Эймса человеком, обладающим всеми известными пороками. Но он проработал в ЦРУ 30 лет, ему не раз поручались серьёзные оперативные операции. Что же раньше ничего не замечали? На самом деле интеллектуально он был на голову выше многих своих коллег, обладал широким кругозором и аналитическим умом, знал литературу, увлекался театром, владел несколькими языками.

Олдрич Эймс искренне любил свою супругу и сына. Это он ещё раз продемонстрировал на суде, когда признал себя виновным и согласился сотрудничать с обвинением ради того, чтобы срок заключения супруги был минимальным. И она вышла из тюрьмы.

Мы будем шпионить друг за другом

— И что же дальше?

— Заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам Подберезкин однажды заявил: «Мы должны заботиться о нашей агентурной сети на Западе, в том числе и о тех, кто был провален и арестован органами контрразведки. Общая политика должна быть нацелена на поддержку таких людей, как Эймс.» Можно полагать, что при наличии возможностей и при желании самого Олдрича Эймса СВР сделала бы его жизнь в России достойной его заслуг. Как это делают в США в отношении своей агентуры.

Американский журналист Пит Эрли, автор книги «Признания шпиона» подарил Борису Александровичу экземпляр своей книги с таким автографом: «Единственное, о чем я сожалею, это то, что Вы работали по другую сторону. Спасибо за то, что Вы человек чести».

В декабре 2005 года Борис Александрович Соломатин скончался после тяжёлой болезни. Он похоронен на Троекуровском кладбище.

С его именем связана вербовка нескольких десятков ценных агентов разных странах мира, а само оно занесено на доску почёта СВР.

Справка:

Генерал-майор Борис Соломатин родился 31 октября 1924 года в Одессе, в семье военнослужащего. Окончил среднюю школу в Тбилиси в 1942 г.

В июне 1942 г. поступил в Тбилисское артиллерийское училище. Учился по сокращённой 6-месячной программе. В боях на Курской дуге командовал взводом полковой артиллерии, затем воевал на 1-м и 2-м Белорусском фронтах, участвовал в боях за Минск, Белосток, Восточную Пруссию, Восточно-Померанской операции 1945 г. В 1945 г. С 1945 г. — помощник начальника разведотдела полка. Войну закончил в звании старшего лейтенанта. Демобилизован в 1946 г., после чего поступил в МГИМО. После его окончания в 1951 г., получил распределение в МИД на китайское направление, однако в том же году был направлен в разведку.

Окончил ВРШ, изучал японский язык. В 1954–1958 гг. — в загранкомандировке в резидентуре ПГУ в Дели (под прикрытием должности атташе, затем 2-го секретаря посольства). В 1959 — 1960 снова учёба, после которой работа резидентом в Дели (1960–1963 г.); главным резидентом в Вашингтоне (1965–1968 г.);

Заместитель начальника ПГУ КГБ при СМ СССР по Ближнему и Среднему Востоку и Африке (1968–1971 г.);

Главный резидент в Нью-Йорке (1971–1975 г.), прикрытие — заместитель постоянного представителя СССР при ООН;

заместитель заведующего отделом стран Ближнего Востока МИД СССР (1975–1976 г.);

Резидент КГБ в Риме (1976–1982 г.), прикрытие — советник-посланник Посольства СССР в Италии;

В 1980 году резидентурой под руководством Бориса Соломатина был привлечён к сотрудничеству с советской внешней разведкой на идейно-политической основе Гленн Майкл Соутер — военный фотограф, служивший в составе разведывательного подразделения ВМС США на штабном корабле 6-го американского флота. Одновременно он был личным фотографом командующего 6-м флотом адмирала Кроу и его доверенным представителем для контактов с общественностью и журналистами.

В июне 1986 года в связи с возникшей угрозой ареста Соутер был выведен в СССР. Он получил советское гражданство и сменил имя и фамилию, став Михаилом Евгеньевичем Орловым.

С 1982 г. выведен в действующий резерв КГБ:

Начальник отдела активных мероприятий Госплана СССР (1982–1988 г.);

С 1988 г. в отставке.

Чрезвычайный и полномочный посланник 2-го класса;

Награды: 2 ордена Красного Знамени, ордена Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, 2 ордена Красной Звезды (1945 г.), нагрудные знаки «Почётный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке», медали.

Картина дня

наверх