Олег Фочкин

344 подписчика

Свежие комментарии

  • Олег Фочкин
    А что вас смутило? Давайте вспомним о конфликте. По Ореховецкому договору 1323 года новгородцы уступили шведам ряд те...Где требовали Кем...
  • Елена
    Автор, Иван III правил в 1462-1505 годах. Как шведы могли к нему проситься на приём? -)))Где требовали Кем...
  • Алексей Кудинов
    Вот из-за вас таких тупых глупышей как ты конкретно, с рабским мышлением – абы не было войны, и живёт вся Россия. Да ...Тайны гостиницы «...

В Братцево у Строгановых

 

В Братцево у СтрогановыхРаньше Братцево казалось далекой окраиной, но современные транспортные развязки позволяют довольно быстро добраться до этого красивого и  удивительного места с богатой историей. В районе «Южное Тушино», располагается малоизвестная, но очень необычная усадьба. По наименованию протекавшей здесь речки Братовки ее назвали Братцево (или Братцово).

Прогулки по парку и сама усадьба вызывают восхищение и умиротворение, хотя очень бы хотелось, чтобы на ее территории были не только дом отдыха и площадка для свадеб, а все, что ждет реставрации и подновления, включая парковые постройки и сами вековые деревья, было приведено в порядок и поддерживалось в этом состоянии еще долгие годы.

Парк, постепенно стареющий, но от этого не теряющий свою прелесть, в основном состоит из лип, дубов и заморских сосен, специально привезённых бывшими хозяевами из Европы.

В Братцево у Строгановых

Вход в дом со стороны парка венчают две каменные вазы и фонтан, правда, зачем-то после реконструкции сильно переделанный и переставший соответствовать другим задумкам, расположенным на территории. В частности, без поддерживающих вазон морских коньков их появление в других местах усадьбы уже вызывает удивление. А куда делись коньки из центра фонтана и вовсе неизвестно, что порождает массу нелицеприятных для нынешних владельцев догадок.

В Братцево у Строгановых

Перед главным входом в усадьбу были посажены молодые елочки, взятые от Кремлёвской стены, которые выросли и стали излюбленным фоном многочисленных фотосессий.

Между домом и фонтаном стояла прежде мраморная статуя Венеры с Амуром, которая не сохранилась или стоит где-то в новом месте.

На втором этаже дома над куполом располагалась многотомная библиотека графа, о чем сегодня уже почти никто не помнит.

В парке, у крутого обрыва, стоит 10-колонная беседка-ротонда «Миловида». Лет двести назад подобные беседки украшали всякую уважающую себя подмосковную усадьбу. Сейчас в ней уже отсутствует центральная скульптура Амура, а колонны укрыты зеленой сеткой для безопасности, хотя лучше бы ее просто отреставрировать и привести в порядок.

В Братцево у Строгановых

Первое упоминания о деревне Братцево относятся ко времени Ивана Грозного. Этим местом последовательно владели представители самых громких фамилий нашей аристократии. Правда, зачастую очень недолго, но обязательно оставив свой след в истории усадьбы и этого места.

Братцево возникло на землях, входивших в XIV веке в «Горетову волость», с центром на реке Горетовка.

C 1332 года находилось во владении потомков галицкого боярина Родиона Несторовича, спасшего Ивана Калиту в битве под Переяславлем. Он же в период наместничества московской половины Волока Ламского (Волоколамска), присоединил к княжеству и новгородскую половину города.

Иван Калита пожаловал за это боярину село Коробово (Тушино) с окрестностями. Сын Несторовича костромской воевода Иван Родионович Квашня, участник Куликовской битвы, дал свое имя роду Квашниных, владевшему этими землями до конца XVI века. А прозвище свое он получил «за рыхлость тела». Был свидетелем духовного завещания Дмитрия Донского и при кончине последнего состоял в числе девяти бояр, избранных самим Дмитрием в советники сыну его Василию Дмитриевичу. Почти перед самою своею смертью Иван Родионович принял монашество; погребен в московском монастыре на Всходне.

В Братцево у Строгановых

Братцево впервые упоминается в духовной грамоте Данилы Григорьевича Квашнина-Фомина (1565 год), завещавшего его жене Анне Фоминой, с тем, чтобы по её смерти село было передано Троице-Сергиевому монастырю (в Спасский монастырь на Всходне), а холопы отпущены на волю. Но вотчина должна перейти Троице-Сергиеву монастырю только в случае, если сын Григорий останется бездетным, а княгиня Анна выйдет замуж или пострижется. Супруга все сделала, как просил Данила Григорьевич, но по неизвестной причине село и земли монастырю не достались.

По другим данным, по пострижении Анны в 1569 году село все же перешло монастырю, но в 1572 году было выкуплено у него постельничим (впоследствии опричным боярином) Дмитрием Ивановичем Годуновым, дядей Бориса Годунова, чей двор находился в Путилкове (на противоположном берегу Братовки).

При Лжедмитрии I Годунов был казнен, а село отписано в дворцовое ведомство. Однако Смутное время довело поселение до полного запустения и, видимо, за ненадобностью, было пожаловано в 1618 году как «Горетова пустошь» дьяку Александру Иванову, от которого через пять лет перешло астраханскому воеводе Алексею Зубову. Далее село досталось к А.М. Супневой (информации о ней найти не удалось), продавшей его в 1657 году дворецкому и оружейничему царя Алексея Михайловича, боярину Богдану Матвеевичу Хитрово, известному, в частности, как основателю Симбирска и ряда других городов.

В Братцево у Строгановых

Боярин строит в Братцево усадьбу и две мельницы на Сходне. В эти же годы появляется и церковь Покрова, иконы и утварь для которой делают в мастерских Оружейной палаты, которой Хитрово руководил.

Потир, дискос и вкладная книга боярина Хитрово из этой церкви с 1924 года хранятся в Оружейной палате.

Вход в церковь вел через шатровую колокольню, на которой были устроены «боевые часы с указным кругом»; церковь была украшена изразцовым полихромным фризом и керамическими фигурами херувимов в кокошниках здания.

До наших дней колокольня не дошла. В советское время в храме был красильный цех фабрики.

В Братцево у Строгановых

Боярский двор стоял не на месте нынешней усадьбы, а в полукилометре от неё, рядом с церковью и деревней (у нынешней детской больницы); а на холме, где расположена современная усадьба, вплоть до начала XIX века рос лес, спускавшийся к реке Сходне.

По смерти Хитрово в 1680 году — Братцево отошло его вдове Марии Ивановне. А после ее кончины в 1693 году причислено к Дворцовому приказу и через два года передано Кириллу Алексеевичу Нарышкину (родственнику Петра I по матери, впоследствии московскому губернатору).

Сын Кирилла Алексеевича, генерал-аншеф Семен Кириллович Нарышкин в 1754 году продал Братцево своим сестрам Авдотье и Наталье, у которых в 1780 году имение выкупил их племянник по матери граф Александр Сергеевич Строганов, известный как один из самых богатых и расточительных вельмож екатерининской эпохи.

В Братцево у Строгановых

Даже на современных электронных картах усадьба носит имя Строгановской, хотя этот род не так уж и долго ей владел, однако оставив весьма примечательный и даже легендарный след.

В 1780 году граф Строганов отстроил здесь крупную усадьбу, которая и дошла до наших дней. Богатство графа было столь колоссальным, что вошло в поговорку «Богаче Строгановых не будешь!» При Строгановых был сформирован усадебный комплекс, сохранившийся до наших дней. Это главный усадебный дом, «Миловида» («храм Екатерины II»), пейзажный парк, постройки хозяйственного двора и другие объекты.

Существует легенда, согласно которой усадьбу Братцево спроектировал незаконнорожденный сын Строганова, крепостной Андрей Никифорович Воронихин.

В Братцево у Строгановых

Это был прославленный архитектор, ученик Казакова и Баженова, автор Казанского собора в Санкт-Петербурге.

В частности, отмечают, что главный круглый зал дома, с колоннами и маленькой лестницей на хоры, напоминает Минеральный кабинет Строгановского дворца в Петербурге, построенного при участии Воронихина.

О хлебосольстве Строганова слагались легенды. Его балы и пышные приемы надолго остались в памяти потомства. Сама Екатерина II говорила о графе: «Вот человек, который тщетно старается разорить себя и никак не преуспевает в этом».

Вместе с тем Строганов был одним из образованнейших людей своего времени. В молодости он путешествовал, изучал архитектуру и логику. Говорил на латыни и итальянском, упражнялся в музыке.

Имение Братцево служило неким свадебным подарком-откупом графа его бывшей жене, уличённой им в измене.

В Братцево у Строгановых

Граф Александр Сергеевич купил имение для своей жены Екатерины Петровны (урожденной Трубецкой), у которой на беду именно в это время завязался роман с отставным фаворитом Екатерины II, генерал-адъютантом Иваном Николаевичем Римским-Корсаковым. До этого Строгановы долго и вполне счастливо жили в Европе, а после возвращения ко двору и случился неожиданный адюльтер.

Не обошлось без громкого скандала и последовавшего развода, но граф благородно отдал Братцево Екатерине Петровне, где она жила со своим гражданским мужем до самой смерти, последовавшей в 1815 году. Современные исследователи считают, что Римский-Корсаков также приложил руку к строительству усадьбы и внес не менее значительный вклад, чем Строганов, но происходило это уже после Отечественной войны 1812 года.

В Братцево у Строгановых

Последние годы жизни графиня провела частично парализованной («лишилась движения ног»), но на ее остром и блестящем уме это никак не сказалось.

В Братцеве провел несколько лет и её сын генерал-адъютант Павел Александрович Строганов, отозванный Екатериной из Парижа и сосланный в деревню за свои якобинские увлечения в Париже. Кстати, в Европе Павел Александрович путешествовал вместе с крепостным отца Андреем Воронихиным, что также может указывать на их близкое родство. Судьба Павла Строганова настолько богата событиями и неожиданными поворотами, что заслуживает отдельного рассказа. Но не упомянуть его в этом контексте было бы просто неправильно…

Римский-Корсаков умер в 1831 году, незадолго до смерти (1828) передав Братцево по дарственной записи своему внебрачному сыну (от Строгановой) полковнику Василию Николаевичу Ладомирскому. Последний в 1833 году перестроил церковь, в которой и был похоронен (могила сохранилась). Фамилия была изменена из-за того, что официально брак Римского–Корсакова и его возлюбленной не был признан, а значит их дети не могли носить высокородные фамилии родителей.

В Братцево у Строгановых

По смерти Ладомирского в 1847 году, его вдова Софья Федоровна (урождённая княжна Гагарина, дочь первой русской воздухоплавательницы Прасковьи Юрьевны Гагариной-Кологривовой, которую упоминает грибоедовский Молчалин в «Горе от ума») передала Братцево своему отчиму Петру Александровичу Кологривову. Прасковья Юрьевна славилась неуемным характером и прославилась  не только полетом на воздушном шаре, когда до усадьбы Остафьево по земле за ней мчались домочадцы и прислуга в страхе, что барыня разобьется. Не разбилась и многое успела. Дочь была не столь буйного и необузданного нрава, но, говорят, тоже была способна на неожиданные поступки.

В 1852 году Братцево вернулось к ней, а по смерти (1858) досталось её сыну, поручику Петру Васильевичу Ладомирскому, который в свою очередь уступил Братцево сестре графине Софье Васильевне Апраксиной.

Летом 1866 года в селе жил художник Иван Шишкин. На основе этюдов, написанных в Братцеве, он в 1869 году закончил картину «Полдень. Окрестности Москвы», которая принесла ему известность и была приобретена Павлом Третьяковым для своей знаменитой галереи.

В Братцево у Строгановых

Последним владельцем Братцева стал директор Исторического музея, егремейстер двора князь Николай Сергеевич Щербатов.

При нём была построена водонапорная артезианская башня (1898), каретно-ремонтные сараи, устроено телефонное сообщение с Москвой, открыта начальная церковно-приходская школа.

В Братцево у Строгановых

В 1891 году была заново расписана церковь в стиле XVI века палехскими иконописцами Иваном и Дмитрием Париловыми.

Окрестности Братцева застроили дачами, которые Щербатов выгодно сдавал.

Революцию 1917 года князь принял, как подобает благородному человеку - он добровольно отдал своё имение Братцево государству, но при этом активно добивался его охраны как памятника истории и культуры.

В Братцево у Строгановых

В ответ на его просьбы в усадьбе устроили ясли и школу первой ступени (к слову, здесь и сейчас расположен детский сад), а в 1919 году организовали музей дворянского быта, действовавший до 1922 года.

После его ликвидации, часть предметов из Братцева была передана в Ново-Иерусалимский музей, где погибла во время Великой Отечественной войны; усадьбу же выделили под дом отдыха Реввоенсовета, а на базе помещичьего хозяйства — создали совхоз Реввоенсовета.

В 1924 году, совхоз был передан Всесоюзному институту прикладной ботаники и новых культур, и на базе совхоза создана Братцевская опытная станция новых культур (с 1925 года) под руководством Николая Вавилова.

В 1930-е годы в усадьбе по инициативе Отто Шмидта устроили дом отдыха полярников Главсевморпути. Этому способствовало то, что рядом с усадьбой находился Аэродром полярной авиации в Захарково, вот Шмидт и приглядел уютное место отдыха для полярников совсем рядом.

В Братцево у Строгановых

В 1936 году к старому дому пристроили одноэтажные крылья с флигелями, перед домом возвели фонтан, а рядом - процедурный корпус (архитектор — Александр Варшавер). Оно понятно, что полярникам в усадебном доме не хватало места, но облик здания это изменило до неузнаваемости. Нарушив классические пропорции, что бросается в глаза и сегодня.

Впоследствии в усадьбе располагался Дом отдыха работников сцены (ныне Дом отдыха Союза театральных деятелей). На противоположном берегу Сходни образовался рабочий поселок Ново-Братцево (при фабрике, в 1927 году получившей название «Победа труда»). Ее революционное прошлое довольно подробно описано в различных источниках и н6е имеет прямого отношения к нашему рассказу, но интересующиеся легко это могут найти сами на просторах интернета.

В Братцево у Строгановых

В послевоенные годы в Братцеве работали немецкие военнопленные; сохранились два построенных ими двухэтажных дома, переживающие сегодня новый ремонт.

Само село Братцево уничтожили в 1980 году, здесь построили крупнейшую детскую больницу, её посетила летом 1995 года английская принцесса Диана, а в 2000 году рядом разбился на вертолете известный офтальмолог Святослав Федоров, о чем напоминает часовня на месте гибели пилота-врача и его четырех пассажиров…

К концу ХХ века усадебный комплекс пришёл в упадок. Началась долгая реставрация с судебными штрафами и тяжбами, сменой компаний и долгими остановками. Не закончена она и по сей день.

В Братцево у Строгановых

По сообщению режиссера Вадима Дубровицкого, снимавшего в 2007 году на территории усадьбы фильм «Иванов», в ней царило такое запустение, что перед началом съёмок ему пришлось за свои деньги сделать в особняке ремонт. Сейчас в здании работает два кафе, но, судя по интерьерам, от былого убранства ничего не осталось.

В 1990-х годах на территории усадьбы снимали «Барышню-крестьянку» по мотивам пушкинской повести. Здесь же ранее снимались сцены из кинофильмов «О бедном гусаре замолвите слово», «Отцы и дети», «Бедная Настя», «Россия 88», «Дело чести» и др.

В Братцево у Строгановых

Элементы внутреннего убранства главного здания и жилого флигеля практически не сохранились. По сообщениям современников, в период перестройки из главного дома пропала дубовая кровать за гнутых ножках из барской спальни, исчезли антикварный английский буфет из столовой и старинное зеркало в бронзовой раме из прихожей.

В Братцево у Строгановых

Но внешний вид усадьбы, стоящей на высоком холме, продолжает восхищать и притягивать внимание, равно как и парк, в тени которого ощущаешь особое спокойствие и умиротворение.

В Братцево у Строгановых

В Братцево у Строгановых

Картина дня

наверх