Олег Фочкин

140 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светлана Снегина
    спасибо) интересно) даже жути в конце подпустили) а улица красивая. мне такие по душеОт водки до револ...
  • Светлана Снегина
    моя школа была построена в 1953 году пленными немцами. она очень похожа на ту, что на первом фото. позднее пристроили...Типовая школа пер...
  • Олег Фочкин
    Михаил, у меня вполне сложился круг читателей, которые прекрасно знают, о чем я пишу. Я посмотрел ваши комментарии к ...При чем здесь Пет...

Диверсант, нелегал, ученый

Диверсант, нелегал, ученый

Решение устранить Льва Троцкого принималось на самом высоком уровне. Для этого в 1939 году НКВД разработало операцию под кодовым названием «Утка». Убийство Старика (партийная кличка Троцкого) было поручено агенту Максу, который для этого выехал в Мехико, где и жил «объект устранения».

Инструктировал Макса лично Лаврентий Берия. Это было объяснимо и сложностью операции, и важностью порученного задания, и тем, что агента-нелегала  отправили в первую командировку.

В Мехико Макс, который появился там как гражданин США Дэвид Давидсон неожиданно заболел тифом. Его положили в больницу, где он ослеп и оглох, но в бреду вдруг неожиданно перешел с английского на испанский язык и постоянно просил известного художника Давида Сикейроса помочь ему найти какого-то старика, чтобы поймать утку.

Диверсант, нелегал, ученый

Врач был очень заинтригован, да и не прочь заработать на исполнении последней воли умирающего, и пригласил к американцу художника.

Каково же было удивление Сикейроса, когда он узнал в больном американце Хосе Окампо - своего однополчанина во время гражданской войны в Испании.

Не было и речи о том чтобы оставить старого друга умирать в больнице, и Сикейрос забрал его к себе, щедро заплатив жрецам и знахарям индейцев майя.

Через неделю Хосе, он же Дэвид Давидсон, он Макс, поправился.

Он открылся художнику, рассказав, что прибыл в Мексику для устранения Льва Троцкого по заданию Коминтерна. Художник с энтузиазмом взялся помочь Максу, и собрал целую бригаду таких же отчаянных головорезов, готовых на тайную и опасную операцию

Едва забрезжил рассвет солнечным утром 24 мая 1940 года, Макс и его соратники уже окружили виллу Троцкого и открыли по ней шквальный огонь из револьверов и ручного пулемета.

Диверсант, нелегал, ученый

Троцкий с женой находились в это время в спальне. Опытный революционер всегда был начеку и понимал, что рано или поздно Сталин подошлет к нему убийц. Он моментально вместе с женой скатился под дубовую кровать и спрятался. Крепкое мореное дерево спасло обоих, на них не было ни царапинки. Зато весь дом превратился в решето. Нападавшие сделали не менее двухсот выстрелов.

Макс был уверен, что выполнил задание, но вскоре мексиканское радио сообщило о покушении и о том, что Троцкий остался жив. Первая заграничная операция Макса не удалась, и он впал в депрессию, понимая, что дома его может ждать совсем не теплый прием. Но у нашей разведки были совсем другие виды на перспективного агента-диверсанта. И тогдашний куратор Макса в регионе генерал Наум Эйтингон познакомил подчиненного с юной мексиканкой Лаурой Агиляр Араухо. Уже вскоре Макс завербовал ее как связника. Пройдет еще немного времени, и Лаура станет женой Макса. На всю жизнь.

Хотя в тот раз Троцкого диверсантам ликвидировать не удалось, за эту операцию Макс получил орден Красной Звезды. Тем более, что через три месяца Меркадер закончил начатое группой Макса.

Диверсант, нелегал, ученый

У Макса будет еще много разных имен и псевдонимов. А его настоящее имя Иосиф Григулевич. Этот человек сумел прожить несколько удивительных жизней и обмануть самых изощренных противников. Во время Второй Мировой войны он был единственным советским резидентом на латиноамериканском континенте.

Он завербовал две сотни агентов, а вернувшись в СССР, стал известным ученым, написав множество статей и книг, многие из которых и сегодня остаются настольными для историков.

В свое время тогда еще председатель КГБ Андропов так охарактеризовал Макса: «Ни один разведчик не имел столько псевдонимов, не был гражданином стольких государств. По сути, он прожил десять чужих жизней, но его собственная не растворилась в них, и он доказал это, оставшись патриотом своей Родины. Иосиф Ромуальдович Григулевич – вершина советской разведки, достичь которую способны лишь те, кто отмечен и избран Богом».

Юозас Григулявичус (так его звали в Литве) родился 5 мая 1913 года в городе Вильно (нынешнем Вильнюсе). Он владел десятком с лишним европейских языков, что позволяло ему легко перевоплощаться и принимать образы представителей разных национальностей и сословий. Он не имел полноценного высшего образования, но был человеком энциклопедических знаний и постоянно занимался самообразованием.

Сын бедного аптекаря в 1922 году поступил в гимназию литовского городка Паневежис. В 1926 году отец в поисках работы эмигрировал в Аргентину, обещая забрать семью, когда устроится на постоянную хорошую работу. А Юозас тем временем стал членом подпольной коммунистической молодежной организации Литвы.

В 1929 году по требованию полиции 16-летний Григулевич был исключен из гимназии и вместе с матерью вернулся в Вильнюс, который в те годы находился на территории Польши. Его подпольная деятельность была замечена польской дефензивой (политической полицией), и парень попал в тюрьму в числе гимназистов и студентов, которых охранка подозревала в принадлежности к запрещенной компартии Западной Белоруссии, нелегально действовавшей на территории Виленщины.

Диверсант, нелегал, ученый

В апреле 1933 года ему сообщили о смерти матери, которую он не мог даже похоронить, поскольку продолжал находиться в тюрьме. Причиной смерти 47-летнй женщины стал инфаркт после того, как вышедший на свободу сокамерник Григулевича рассказал ей об условиях содержания арестантов.

Обвинение не смогло ничего доказать, и буквально через несколько месяцев после смерти матери, в августе 1933 года Иосиф оказался на свободе, но с предложением прокуратуры в двухнедельный срок навсегда покинуть Польшу. Сначала он скрывался на конспиративной квартире в Варшаве, а затем был переправлен в Париж, где было много польских политэмигрантов.

Из Парижа в 1934 году Коминтерн командировал его на оргработу в Аргентину. К этому времени относятся первые контакты Григулевича с советской внешней разведкой. Затем была Испания, где юноша познакомился с Сикейросом, но не только с ним.

Там перспективного молодого командира интернациональной бригады заметил легендарный разведчик Александр Орлов (Лейба Фельбин), майора госбезопасности, резидента внешней разведки НКВД в Испании, он же Швед.

Это потом Швед стал перебежчиком, которого приказал убить лично Сталин, хотя Орлов не сдал никого из тех, с кем работал. А на тот период Швед держал за ниточки всю советскую агентуру в Европе. Затем была операция «Утка» и снова Аргентина, куда Григулевич прибыл по чилийскому паспорту и был сначала задержан в порту Буэнос-Айреса на основании жесткого закона об иммиграции… Однако, все обошлось и в миру коммерсант, а на самом деле советский агент Макс, начал активную деятельность в Буэнос-Айросе.

30 июня 1941 года он получил от связника шифровку из Центра, в которой его назначили резидентом внешней разведки на все континенте. Назначение лично подписал новый глава внешней разведки Павел Фитин. Теперь Григулевич из Макса превратился в Артура.

Резиденту поставили четкую задачу: «Примите меры по налаживанию всех видов диверсионной работы, чтобы воспрепятствовать транспортировке стратегических грузов из Аргентины для фашистской Германии. Используйте любые другие возможности, включая создание рабочих комитетов, для сокращения и приостановления переброски в страны «оси» грузов, которые могут применяться для военных целей: продовольственных товаров, продукции сельского хозяйства и других материалов, которые в больших количествах вывозятся через Буэнос-Айрес… Приступите к подбору и переброске надежной агентуры во вражеские и оккупированные врагом страны с разведывательными заданиями…»

Задача была сложной еще и потому, что Григулевич никогда не занимался взрывами. Но ему удалось создать интернациональную группу и придумать, как уничтожать склады и суда. Чтобы не было точной уверенности в диверсиях. Большинство акций восприняли как пожары, хотя и подозревали, что это, как минимум, поджоги. Григулевич сделал выбор в пользу зажигательной мины замедленного действия.

Группе Артура повезло еще и в том, что главным перевалочным портом был порт Буэнос-Айреса, где ему легче было ориентироваться.

Диверсант, нелегал, ученый

Из Чили рейху поставляется селитра, из Боливии — олово, из Бразилии — кофе и какао, из самой Аргентины — медь, вольфрам, продовольственные товары и шерсть. Все это шло в порт столицы Аргентины, а оттуда пароходами в Испанию и Португалию.

Первую акцию группа провела в центре аргентинской столицы, где находился крупный книжный магазин «Гете». Под его вывеской располагалась штаб-квартира нацистского пропагандистского центра, широко распространявшего по всей Латинской Америке газетно-журнальную периодику и книжную литературу фашистского характера.

Полиция не смогла установить причину пожара, а нанесенный ущерб оценивался в 35 тысяч долларов США. Крупнейшей акцией подпольщиков стал поджог в 1942 году крупного припортового склада, где хранилось 40 тысяч тонн селитры, незаменимой в производстве пороха и динамита. Григулевич не вел подсчета уничтоженным складам и кораблям. Но их были десятки, а груз составлял более одного миллиона тонн. Работа его группы продолжалась до середины 1944 года, когда пришел приказ из центра остановить диверсии. За вклад в победу СССР над фашистской Германией Артур был награжден орденом Красного Знамени.

В июне 1945 года глава нелегальных резидентур НКВД в Южной Америке, прибыл в Сантьяго. Здесь начался новый этап его работы.

Представившись владельцем кофейных плантаций, аргентинец Хосе Ротти (Григулевич), – вышел на вербовочную беседу с вице-консулом Коста-Рики.

Он легко завербовал вице-консула под псевдонимом Кабальеро. Тот заявил, что Хосе очень похож на его друга детства, сына богатейшего латифундиста Коста-Рики Педро Бонефиля.

– Они – мой сводный брат и родной отец, – немного сконфуженно сказал Иосиф. – Да-да, покойный дон Педро – мой отец…

Дескать, папа был падок до женского пола, а он его побочный сын, которого в детстве звали Теодоро. Далее последовала история «папы», которую Григулевич только накануне прочитал в предоставленном досье. Так наш резидент получил коста-риканский паспорт и рекомендательное письмо к кофейному магнату Коста-Рики Хосе Фигересу, который выиграл выборы президента страны. А тот увидел в нем родственную душу авантюриста и поделился планами завоевать кофейный рынок Европы.

С середины 1949 года Теодоро Боннефиа Кастро вместе с супругой Луизой обосновался в Италии, где продавал бразильский кофе.

В июне 1951 года Теодоро Бонефиль Кастро, стараниями Хосе Фигереса став Чрезвычайным Посланником в ранге полномочного министра Республики Коста-Рика, вручил верительные грамоты президенту Италии Луиджи Эйнауди, главе Ватикана Папе Пию XII и президенту СФРЮ Иосипу Броз Тито…

А папа Римский за подвижническую деятельность во славу Церкви даже наградил Теодора Бонефиля Кастро Мальтийским орденом, президент Венесуэлы – орденом Франсиско де Миранды, президенты Чили, Уругвая и Боливии – орденами высшего национального достоинства.

Его называли «восходящей звездой латиноамериканской дипломатии». А на одной из сессий Генассамблеи ООН ничего не подозревавший советский министр иностранных дел Вышинский даже заявил: «Пришлось мне выслушать выступление одного латиноамериканского делегата. Не скрою, по части красноречия он достиг больших высот. Но как политик он — пустышка. Это просто болтун, и место ему не здесь, на этом представительном форуме, а в цирке…»

В 1953 году разладились отношения между Сталиным и лидером Югославии Иосифом Броз Тито. Наш резидент получает задание убить Тито во время личной аудиенции с помощью дозы бактерий легочной чумы. Были разработаны и дополнительные варианты убийства. Григулевич даже написал прощальное письмо жене. К счастью, задание отменили после последовавшей вскоре смерти самого Сталина.

Диверсант, нелегал, ученый

Но для Григулевича смерть вождя отозвалась отзывом в СССР. Из Рима ушла в Коста-Рику телеграмма, в которой господин посол сообщал, что в связи с тяжелой сердечной болезнью жены он срочно выезжает в Швейцарию. В МИД Коста-Рики был большой переполох, но следы посла и его семьи так и не обнаружили.

Он чудом избежал тюрьмы, хотя всего руководители были арестованы, как соратники Берии. Легендарного разведчика уволили со службы. Он оказался фактически нищим, поскольку не получал пенсию в разведке,  хотя на Западе был миллионером. Однако, Григулевич не сдался и занялся наукой в Институте этнографии. В 1965 году он – доктор исторических наук, в 1979-м – член-корреспондент АН СССР. Под псевдонимом Лаврецкий (девичья фамилия матери) издал в серии «ЖЗЛ» 20 книг о лидерах Латинской Америки. Широкую известность получили книги «История инквизиции», «Крест и меч» и «Мятежная церковь в Латинской Америке». Как ученый Григулевич получил квартиру в престижном доме по Кутузовскому проспекту 14, почти рядом с домом, где жил Леонид Брежнев. Награжден орденом Дружбы народов.

Диверсант, нелегал, ученый

Скончался разведчик и ученый 2 июня 1988 года. Похоронен на Донском кладбище Москвы.

Служба внешней разведки России до сих пор по вполне понятным причинам отказывается комментировать его деятельность.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх