Олег Фочкин

140 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светлана Снегина
    спасибо) интересно) даже жути в конце подпустили) а улица красивая. мне такие по душеОт водки до револ...
  • Светлана Снегина
    моя школа была построена в 1953 году пленными немцами. она очень похожа на ту, что на первом фото. позднее пристроили...Типовая школа пер...
  • Олег Фочкин
    Михаил, у меня вполне сложился круг читателей, которые прекрасно знают, о чем я пишу. Я посмотрел ваши комментарии к ...При чем здесь Пет...

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

В Москве, как и в любом другом городе очень много необычных имён улиц, которые заставляют нас удивляться, фантазировать, предлагать свои интерпретации названий или просто проходить мимо. Я темой истории Москвы занимаюсь давно, но и в этой ситуации всегда нахожу что-то новое, хотя о городе рассказываю часто и по самым разным поводам. Сегодня девятый выпуск.

Лебяжий переулок — небольшая улица – всего 190 метров - в центре между Боровицкой площадью и Ленивкой.

Переулок мог исчезнуть по Генплану 1935 года, кварталы между Кремлевской набережной и Волхонкой предполагали сделать частью проспекта Дворца Советов, и они подлежали сносу. Но, к счастью, уцелели.

Название известно с 1737 года. Веком раньше здесь был известен Лебяжий пруд на реке Неглинке. Здесь с 1620-х годов находился Лебяжий двор. Он располагался в окрестностях Аптекарского сада (на противоположном от Кремля берегу Неглинки) и ведал разведением птиц для царского стола. «В нижнем течении Неглинная была запружена, на пруду разводились лебеди, отчего он был назван Лебяжьим, и переулок, шедший от Ленивки к пруду, стал также называться Лебяжьим», - писал историк Москвы Сергей Романюк.

Была у него и еще одна функция, как писал Иван Кондратьев в книге «Седая старина Москвы»: «Ров, идущий вокруг Кремля, великий князь (Василий Иоаннович) велел мастеру Алевизу Фрязину обложить камнем и кирпичом и выкопать при впадении Неглинной в Москву-реку, за Боровицкими воротами, пруд, названный Лебединым.

На этом пруду была поставлена каменная мельница, и вода из него проводилась во рвы».

Лебяжий пруд был засыпан в 1706 году по указу Петра I при строительстве оборонительных бастионов вокруг Кремля на случай прорыва к Москве шведской армии Карла XII.

Заселение территории Белого города вдоль Москвы-реки начинается с XVII века, когда здесь размещаются дворы Стрелецкой слободы. После известного бунта слобода была разогнана, а освободившееся землевладение поделено между двумя царедворцами – Головиными и Зотовыми и принадлежало их потомкам до 1780-х годов.

До восьмидесятых годов XVIII столетия владения в районе нынешнего Лебяжьего переулка, выходившие к Кремлевской набережной и практически к стенам Кремля, в разное время принадлежали боярскому роду Головиных и дворянам Зотовым.

В 1740-х гг. северную сторону переулка занимала усадьба царевны Екатерины Ивановны, племянницы Петра I.

Каждый дом в переулке имеет свою удивительную историю, в которую вплетаются судьбы обитателей.

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

Екатерина Иоанновна, дочь брата Петра I Ивана Алексеевича получила участок после падения Александра Меншикова, не удержавшегося в борьбе за власть. В числе многочисленных владений его был и дом у Боровицких ворот, который в октябре 1727 г. царевна Екатерина Ивановна просила отдать ей «на время». В конце ХIХ века усадьба Екатерины Ивановны была разделена на небольшие застроенные участки.Из старых, XVIII века, зданий остался лишь дом №4, но и он в 1907 г. был капитально перестроен.

Другую, четную сторону Лебяжьего переулка занимала обширная усадьба, принадлежавшая в 1740-х гг. сержанту Преображенского полка Н. Зотову, внуку знаменитого петровского «князь-папы», который имел в этих местах дом еще в 1716 г. Внук, возможно, и построил главный дом усадьбы, стоящий уже на набережной. Палаты Зотова, возможно, сохранились до сих пор в объеме дома №1/9 по Кремлевской набережной.

В 1805 г. усадьбу Зотова купил у кригс-комиссарши Д. А. Шатиловой отец композитора, сенатор и действительный тайный советник Александр Алябьев. В 1806 году он нарастил главный дом пристройками.

В 1812 году Шатиловы выстроили двухэтажный корпус по линии Лебяжьего переулка, появился парадный полукруглый двор, колонны.

А в 1868 году губернский секретарь Михаил Попов устроил здесь водочный завод. В главном доме разместилась администрация, рядом - разливочный цех. Появились склады и производство. После смерти хозяина фабрикой занималась его вдова, а в 1878 году она перешла к потомственным гражданам Протопоповым, учредившим «Товарищество водочного завода преемников вдовы Поповой». Горячительные напитки завода называли не иначе, как «слеза вдовы Поповой». «Товарищество» просуществовало на Кремлевской набережной до 1908 года.

В 1911 году участок купил Петр Солодовников — сын миллионера-промышленника Гаврилы Солодовникова, известного в Москве своею скупостью и театром на Большой Дмитровке. Сын, продолжая семейную традицию, разместил в Лебяжьем театр миниатюр на 520 мест и «Электротеатр» с кинозалом на 280 мест. Со двора к ним было пристроено помещение для фойе, а перестроенное здание по Кремлевской набережной использовалось как вход в театр и для театральных касс. В 1915 году возник театр «Ассамблея», в 1917-м – «Театр миниатюр» С. Зимина. После революции, с лета 1918 года здесь находился так называемый «Театр Народа», в котором ставились спектакли-митинги, то есть во время театрального действия одновременно проходил и митинг на заданную тему: «митинг введен в пьесу», как объявлялось в газете. В конце 1918 года в продолжение одного сезона в «Театре Народа» работал Евгений Вахтангов.

Помимо зданий театра перестройке подверглись также и расположенное рядом двухэтажное здание по Лебяжьему переулку, незадолго до того горевшее.

В 1913 году архитектор Сергей Гончаров (отец художницы Натальи Гончаровой) строит Солодовникову трехэтажный доходный дом с 5-, 6-комнатными квартирами и лифтом, еще через год достраивает четвертый этаж. Но главное, чем привлекает дом – пять майоликовых панно на фасаде под самой кровлей. Теперь это дом № 1/9 - доходный дом Солодовникова (1913, архитектор Сергей Гончаров)

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

По одной из версий, панно вышли из мамонтовской мастерской Абрамцево, а крайняя левая с изображением драконов и богатыря может принадлежать Аполлинарию Васнецову... Майолики со сценой битвы и с надписями под ними могут быть сделаны по эскизам Врубеля, а центральная, большая композиция, с портретом девушки в центре, сделана по отливкам Врубеля, считают многие исследователи, включая Романюка, Нащокину, Величко и Петрову. Существует предположение, что на панно изображена балерина Бронислава Гузикевич, с которой Врубель познакомился в Абрамцево и был поражен ее красотой. Увидеть образ красавицы можно и на зеркале изразцовой печки, рядом с которой позирует на фото владелец Абрамцевского майоликового производства Савва Мамонтов. Врубель создал первый портрет балерины на керамической вазе.

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

Подобную работу с образом балерины на вазе создал и работавший тогда на Абрамцевском заводе художник Валентин Серов, правда, она уступала по изяществу творению Врубеля.

Гузикевич предположительно могла служить в театральной труппе Солодовникова, семья которого дружила с Мамонтовыми и даже передала в аренду театр и синематограф в 1912 году одному из них – Сергею Саввичу, основавшему «Мамонтовский театр миниатюр».

Подписи под былинно-батальными сценами - цитаты из баллады Алексея Константиновича Толстого «Боривой»: «Сшиблись вдруг ладьи с ладьями, и пошла меж ними сеча, брызжут искры, кровь струится, треск и вопль в бою сомкнутом…»

Дважды, в 1913-м и весной 1917 года в этом доме жил Борис Пастернак. Первый раз — отделившись от родителей, второй, в квартире № 7, — «из суеверья».

«Окно его комнаты выходило на Кремль и Софийскую набережную, поверх деревьев Александровского сада, который в этом месте был гораздо шире теперешнего», – вспоминал сын поэта Евгений Пастернак.

«Вернувшись в Москву, Пастернак снял маленькую комнату у въезда в Лебяжий переулок (дом 1, кв. 7). «Коробка с красным померанцем — моя каморка…» — писал он об этой комнате в 1917 году в стихотворении «Из суеверья». Сравнение было понятно современникам: на этикетке спичек часто изображался яркий оранжево-красный померанец, горьковатый родственник апельсина». (Пастернак Е. Б. Борис Пастернак. Биография).

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

В этом же доме, в коммунальной квартире родился 6 сентября 1923 года другой поэт Александр Межиров. «Помню старый Каменный мост, его деревянные пролеты, храм Христа Спасителя, в который водила меня няня, боясь оставить на мраморных плитах площади. В этом храме она совсем тихо подпевала хору, по-своему молилась. Помню, как храм взорвали. Видел с крыши котовского доходного дома (№ 6), еще ничего не понимая. Помню, как на противоположном берегу стали строить большой серый дом…» (А. Межиров. Артиллерия бьет по своим. Избранное. Вместо предисловия).

Лебяжий переулок не раз упоминается в стихах Межирова, а в 1968 году вышел сборник с таким названием.

«Мою шинель походы разлохматили,

Прожгли костры пылающих руин.

А в медальоне спрятан адрес матери:

Лебяжий переулок, дом 1…»

Медальон, 1951 г.

Коробка с красным померанцем и другие истории Лебяжьего

…В 1938 году Большой Каменный мост был перенесен от устья Ленивки на новое место, ближе к Кремлю — на место зотовского двора. Главный дом, к счастью, уцелел.

Картина дня

))}
Loading...
наверх