Зачем Светлана Алексиевич создает женское издательство

Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич заявила, что через несколько месяцев намерена открыть собственное издательство для авторов-женщин. Дело с одной стороны очень хорошее, чем больше новых издательств, тем лучше. И авторам подспорье, и конкуренция между издательствами. А то в России уже почти монополия создалась в издательском мире, которая диктует свои правила и условия для всех остальных.

Но это все с одной стороны, у нас же не может быть без подвоха. По словам писательницы, «мужчины они повсюду, а произведения женщин издаются очень мало, а открытие женского издательства повлияет на уверенность женщин-писательниц, на их желание писать».

Заявление довольно спорное, хотя после других недавних признаний Алексиевич в её выборе жизненных ориентиров, оно вполне укладывается в единую схему.

Но это все её личное дело, как и появление редакторок и авторок. Феминизм не первый раз поднимает знамена, после чего женщины кроме свобод получают возможность работать на самых физически трудных объектах. Но и достижения тоже нельзя отрицать, женщины действительно очень многого добились за последний век.

Еще сто лет назад ситуация действительно сильно отличалась, хотя были те, кто нарушал стереотипы. Но это было исключение, вызов. Достаточно вспомнить, что Жорж Санд надела мужской костюм и сменила свое имя. Сестрам Бронте доброжелатели советовали взять мужские псевдонимы, чтобы издатели обратили должное внимание на их творчество. Тоже самое уже почти в наши дни происходило с Джоан Роулинг и Александрой Марининой.

Так может действительно женщин-писательниц притесняют, и они нуждаются в дополнительном признании и помощи? Несомненно, я вызову сейчас на себя огонь из всех тяжелых орудий, но это не так. Лидирующие позиции в современной литературе занимают именно женщины. Хотите факты? Пожалуйста!

Пятерку самых издаваемых авторов России возглавляют женщины: Дарья Донцова, Татьяна Устинова, Юлия  Шилова, Татьяна  Полякова, Александра  Маринина. Вы скажете, что все это представители «легкого» детективного жанра? Можем продолжить.

Фото: pixabay.com

Среди победителей разнообразных литературных премий и просто хорошо издаваемых авторов целый букет узнаваемых женских имен: Гузель Яхина, Дина Рубина, Людмила Улицкая, Людмила Петрушевская, Татьяна Толстая, Елизавета Александрова-Зорина, Евгения Некрасова, Ксения Букша, Алиса Ганиева, Анна Старобинец, Майя Кучерская, Ольга Славникова, Елена Чижова, Мариам Петросян, Марина Степнова…

Аналогичная ситуация и в мировой литературе. Среди самых успешных писательниц последних десятилетий, ну или века: Джоан Роулинг, Эрика Джеймс и её ящик Пандоры – «50 оттенков серого», Агата Кристи, Маргарэт Митчелл, Элена Ферранте, Джордж Элиот, Маргарет Этвуд, Харпер Ли, Урсула Ле Гуин, Стефани Майер, Донна Тартт, Антония Байетт, Франсуаза Саган...

Каким сказочным сделали детство миллионов детей Астрид Линдгрен и Туве Янсон! А если брать проходящие ежегодно конкурсы Новой детской книги, то тут женщины вообще не пропускают мужчин в лидеры. Просто пройдитесь по книжным магазинам и посмотрите на полки.

И это я не говорю о научной и научно-популярной литературе.

За последние 10 лет три лауреата Нобелевки по литературе – женщины, включая саму Алексиевич. Такое же соотношение мы увидим и за предыдущее десятилетие. Кстати, в 1909 году Сельма Лагерлёф стала первой женщиной, которая получила Нобелевскую премию по литературе.

Даже среди российских литературных критиков можно выделить самое громкое женское трио: Галина Юзефович. Наталья Ломыкина, Наталья Кочеткова-Морозова. Не бесспорно, но ведь на слуху. И это я не говорю о редакторах издательств, в большинстве своем женщин, разве не они решают кого издавать?

Так, может быть, мы говорим о мире и России, а в родной для Светланы Алексиевич Белоруссии дело обстоит совсем плохо, и там женщин не печатают?

Ничего подобного. Начнем с самой Светланы Алексиевич. Единственная лауреатка Нобелевской премии и одновременно премии Ленинского комсомола переведена на 20 языков мира, а тиражи только «Чернобыльской молитвы» преодолели планку в 4 миллиона экземпляров.

И так, мягко говоря, неплохо дело обстоит не только у Алексиевич. Если посмотреть десятку самых читаемых и издаваемых в Белоруссии авторов за последние несколько лет, то и там дамы «рулят». В списке автор женской прозы Наталья Батракова, которую активно начали издавать в России, Тамара Лисицкая, пишущая для будущих мам и домохозяек, Людмила Рублевская, которую обожают фанаты готики и приключений, работающие в жанре фэнтези Ольга Громыко, Татьяна Корсакова, Екатерина Насута, в конце концов, прекрасная половина тандема Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский, завоевавшие признание подростков. И это все лидирующие позиции и узнаваемые, да и список далеко не полон.

А назовите хоть одного современного живого белорусского писателя, не считая Ольгерда Бахаревича, который стал широко известен книгой «Собаки Европы», оппозиционной, кстати, белорусской власти.  

Так в чем же тогда дело? Может быть, уважаемая Светлана Алексиевич просто хочет так видеть реальность. Не случайно из двух выбранных ей для первых изданий писательниц мы видим живущую ныне в Варшаве Еву Вежнавец автора книги «Шлях дробнай сволачы» («Путь мелкой сволочи»). Её риторика должно быть очень близка создательнице нового издательства:

«Мы все должны стать украинцами настолько, насколько можем. Весь тот ресурс, которым располагаем, его-таки надо и отдать — время, деньги, голос, что угодно. Этот колокол звонит по нам, человек с ружьем у соседского порога…

Белорусы, которые смотрят западные сериалы, и белорусы, которые смотрят российские, давно живут будто две нации в пределах одной. И ой как тяжело быть им вместе. Согласия нет даже в определении действительности, даже в ближайших целях развития»...

Фото: pixabay.com

Татьяна Скоринкина больше известна как поэтесса. Она работала иллюстратором детских книг, почтальоном, журналистом, колумнистом. Вышли два стихотворных сборника: «Книга для чтения вне помещений и в помещениях» и «Португальские трехстишия» (Нью-Йорк, «Айлурос», 2014). Персональные данные включены в сайт «Новая литературная карта России». Стихи переведены на иврит, на белорусский, польский, чешский, итальянский и английский языки. Книга эссе Скоринкиной «Много Чеслава Милоша и чуть-чуть Элвиса Пресли» вышла в Эдинбурге. Сама Татьяна была удивлена выбором Алексиевич.

Нет ответа, будет ли Алексиевич издавать только белорусских писательниц или расширит границы. Ну да со временем узнаем. Книжки всякие нужны, книжки разные важны.

Подводя итог, замечу, если человек занимается творчеством, то не имеет никакого значения его пол, возраст и другие критерии, не имеющие отношения к таланту.

Главное — это то, что он хочет донести до читателя и как он это делает. Мы постоянно воюем в сети и реальности, мы спорим и ненавидим себе подобных, мы живем в мире предрассудков. Увеличивать их количество – это ускорить падение в пропасть.

Это относится ко всем писателям, художникам, актерам и другим творческим профессиям, которые в последнее время увлеченно играют в политику, забывая, что это не сцена. Так давайте станем больше внимания обращать на смысл и ценить силу слова.

А то все чаще слышится опричное «Слово и дело». Что было после этого клича, история нам постоянно напоминает.

Фото на обложке: ru.m.wikipedia.org

Умер майор Вихрь: памяти легенды разведки

13 февраля на 103 году жизни скончался легендарный разведчик Алексей Ботян, один из тех, кто спас Краков от полного уничтожения во время Второй Мировой войны. Он стал одним из прообразов главного героя фильма «Майор Вихрь», который и сегодня с успехом идёт по телеканалам.

За долгую и очень непростую жизнь Ботян совершил множество подвигов и прожил достойно и интересно.

Мне удалось несколько раз с ним встретиться и поговорить. Светлый ум, прекрасная память, умение схватывать вопрос и тему на лету, мгновенный анализ собеседника.

Таким он оставался практически до конца.

Он умер, а в это время в Кремле готовилась правительственная телеграмма к его 104-й годовщине. Не дожил… (он родился 10 февраля 1917 года по старому стилю).

При этом стоит вспомнить, что легендарный разведчик получил звезду Героя только с шестой попытки, к своему 90-летию.

Её в Кремле вручил Ботяну президент России Владимир Путин. Награда нашла ветерана через 62 года. За это время его трижды представляли к званию Героя Советского Союза (первый раз в 1943 году) и дважды — Героя России. Но преодолеть бюрократические препоны не удавалось. Говорят, что мешало то, что он ещё в 1939 году воевал в польской армии Пилсудского. В последний раз группа политиков, военачальников, разведчиков, бывших партизан подготовила в Правительство РФ коллективное ходатайство — собрали 400 подписей.

В указе президента, подписанном 10 мая 2007 года, говорилось, что Ботян награждается «за мужество и героизм, проявленные в ходе освобождения польского города Кракова и предотвращения уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Во время войны Ботян был специалистом по диверсиям в тылу противника и служил под командованием Павла Судоплатова. Выполнял специальные задания за линией фронта. Операции Ботяна в тылу врага сегодня включены в учебники для подготовки спецподразделений Службы внешней разведки России.

После войны он работал нелегалом на территории Чехии, чтобы внедриться в западные спецслужбы. Пока известно, что также он работал в Германии. Затем с 1985 года служил в центральном аппарате нашей разведки, консультировал сотрудников будущего спецподразделения «Вымпел» перед штурмом дворца Амина в Кабуле. Рвался сам в Афганистан, но его не пустили.

Награждён двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, нагрудным знаком «Почётный сотрудник госбезопасности». Владел немецким, польским и чешским языками.

Интересно, что Ботян, участвовавший во множестве боевых спецопераций, получил только шрам на виске от немецкой пули, содравшей кожу. И больше ни одной царапины.

Долгое время прототипом главного героя фильма «Майор Вихрь», снятого по повести Юлиана Семёнова, считался Евгений Березняк, который тоже участвовал в освобождении Кракова от захватчиков и жил в Киеве. Его в тот же день, когда Алексею Батяну вручали звезду Героя, наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» четвёртой степени.

Имя ещё одного героя — Алексея Ботяна — СВР открыла после снятия грифа «секретно» уже в нашем тысячелетии СВР: в 45-м году Алексею Ботяну удалось предотвратить взрыв целого города. Благодаря его хитроумному плану фашисты «подорвались на собственной мине». Юлиан Семёнов, видимо, работая в архивах и разговаривая с ветеранами, создал собирательный образ героя. Да и иначе и быть в те годы не могло. Ботян ещё не был официально раскрыт, как диверсант и разведчик.

Как рассказывал сам герой, он родился в Белоруссии, в деревне Чертовичи, на территории, оккупированной Польшей. Ботян в переводе с польского — «аист», но сам он всегда говорил, что не поляк, а белорус.

Он закончил педагогический институт и собирался учительствовать, но был призван в польскую армию в 1939-м году. И сразу попал в мясорубку Второй Мировой на подступах к Варщаве. Служил в зенитных войсках, и сбивал немецкие самолёты. Его расчёт сбил три «Юнкерса». Но Варшаву все равно пришлось сдать и отступить. Тогда он и попал в плен к красноармейцам, как польский офицер, во время транспортировки сбежал из поезда и вернулся в родное село, где начал работать учителем литературы. Но это продолжалось недолго. Его личное дело обнаружили сотрудники НКВД и предложили работать на Советский Союз.

Так в 40-м году Ботян попал в школу разведки.

— Помню, в 1940 году на соревнованиях со своим ростом 167 сантиметров на метр сорок в высоту прыгнул. Да ещё в сапогах! — рассказывал Ботян.

Потом он учил взрывному делу курсантов, участвовал в обороне Москвы в 1941-м.

И среди других заброшенных в тыл немцев по плану Павла Судоплатова диверсантов сформировал на территории Украины и Белоруссии партизанский отряд. Мобильный и действенный. Их было не более 30 человек. Зато немцы быстро почувствовали профессионализм группы Ботяна, она подрывала немецкие составы. Сколько их было и не сосчитать.

Затем была удивительная по дерзости и действенности операция в Овруче, что в Житомирской области. Там в комиссариате находилось около ста немцев. А Ботян спокойно ходил по оккупированному городу и притворялся поляком, благо языком владел в совершенстве.

Союзники знали его тогда как «партизана Алёшу». Целью группы Ботяна был подрыв комендатуры. С помощью знакомых удалось выйти на истопника комендатуры Якова Каплюка. После долгих уговоров и увещеваний, обещаний, что вся его многодетная семья уедет в Москву, Каплюк согласился помочь.

Он заложил в подвале комендатуры 150 килограммов взрывчатки — и все здание взлетело на воздух вместе с 80 немецкими офицерами, включая гебитскомиссара Венцеля и начальника антипартизанского центра Зиберта. Помогала ему беременная жена и дети, которые целый месяц таскали в корзинках с едой взрывчатку. До сих пор овручскую операцию преподают как классический образец разведывательно–диверсионной работы.

В 1944 году, когда уже шли бои на территории Польши, диверсанты узнали, что в подвалах Ягеллонского замка фашисты устроили склад взрывчатки. Затем, в 1945 году ими был захвачен портфель, в котором находился план подрыва Кракова, и стало окончательно ясно, для чего понадобилась взрывчатка.

Враги хотели подорвать мосты через реку Дунаец и Рожновскую плотину, чтобы замедлить продвижение наступающей Красной Армии, а заодно уничтожили бы весь центр древнего города вместе с жителями.

Простояв века, средневековый замок над Вислой, старинный Игелонский университет, старый город и готические костёлы древней столицы Польши Кракова, должны были исчезнуть в 45-м. Ликвидации подлежал сам город, точно также как Варшава, Братислава и Белград. Они вошли в фашистский чёрный список культурных центров, подлежащих уничтожению.

Ботян, которого легко принимали за поляка, снова, рискуя жизнью, стал искать помощника, который бы помог проникнуть в замок, где хранилась взрывчатка. К нему подослали провокатора, но профессиональное чутье не подвело, и Ботян вместе со всем отрядом спасся. А их лагерь был стёрт с лица земли.

Но были не только провокаторы, и нашёлся поляк-патриот, который был готов пожертвовать собой ради Кракова и Родины. Ему передали взрывчатку, замаскированную под солдатский сапог.

Надо было несколько раз повернуть каблук, чтобы завести пружину… Смельчак под видом грузчика с перекинутыми через шею сапогами вошёл в замок, спрятал сапоги и завёл устройство, успев покинуть место взрыва буквально за несколько минут до. И замок взлетел на воздух вместе с немцами. А их было в нем не менее 400. Трагедию Кракова удалось остановить и освободить город.

Затем была служба во внешней разведке. О большинстве операций, в которых принимал участие Алексей Ботян, нельзя пока говорить и сегодня.

А сразу после войны командование направило разведчика в Судетскую область, чехословацкий город Аш под именем Лео Дворжака (к этому времени Ботян выучил чешский язык). Он не только устроился на работу, но и встретил свою будущую жену Галину (Гелену Винзель). Долго просил руководство разрешить брак и добился своего.

Но она, чешка по национальности, даже не догадывалась, что её муж — советский разведчик, хотя у них уже росла дочь. Уже после смерти Сталина и смены начальства службы, Алексей рассказал жене правду. После первого шока любящая женщина все поняла и приняла. А вскоре Ботяна отозвали и уволили из органов… «за разложение». . Алексей Николаевич с помощью друзей-разведчиков нелегально вывез из Чехословакии жену и родившуюся к тому времени дочь. Он не сдался — устроился работать администратором в ресторан «Прага».

Возвращение состоялось через полтора года, когда его попросили вернуться, и началась новая командировка, затем другая.

До самой смерти Алексей Николаевич Ботян тренировал память — играл в шахматы и следил за происходящим в мире по газетам. А ещё отлично стрелял, рука не дрожала и глаз не подводил.

Но подвели ноги, пришлось пересесть в инвалидную коляску, уже после 90-летнего юбилея. Однако, и здесь сила духа победила, он встал с коляски к столетнему юбилею и ходил с тростью.

Секрет своего долгожительства он объяснял так: «Никогда не переедаю. Ещё я никогда не курил. Если пропустить рюмочку, то лучше самогона. Но главное — постоянно тренировать память, мозг».

Он мечтал дожить до 75-летия Победы.

"Майор Вихрь" кадр из фильма 1967 года

Разведка любит тишину, но иногда взрывает эфир

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх