Олег Фочкин

189 подписчиков

Свежие комментарии

  • Елена Мамонова
    очень нравятся Ваши рассказы,с удовольствием читаюГде требовали Кем...
  • Елена Мамонова
    очень красивые зданияТайны гостиницы «...
  • Светлана Снегина
    книги как книгиПисатель военной ...

Маски, пандемия, экология... Вопросы и ответы

Маски, пандемия, экология... Вопросы и ответы

Введение масочного режима заставило нас полностью изменить ритм жизни и отношение к ней. Спасают маски или нет, какие правильные и кто нас обманывает, как быть дальше? Обо всем это я поговорил с Президентом Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты «АСИЗ» Владимиром Котовым.

 

Один из первых вопросов, который стали задавать с началом пандемии, почему нет средств индивидуальной защиты в Росрезерве? Их действительно не было? Ведь были же какие-то старые запасы. Почему не использовали их?

Мы — производители и поставщики СИЗ, тоже задаём этот вопрос. О необходимости закупок средств индивидуальной защиты в Росрезерв мы начали говорить активно и регулярно с 2010 года, когда случились масштабные пожары, а потом эпидемии гриппа. Но наши аргументы, видимо, показались неубедительными, и ситуация не изменилась. Росрезерв СИЗ не закупал. Он находится в ведении Правительства РФ, ранее был в ведении Минэкономразвития, и Ваш вопрос уместно обратить туда — из каких предпосылок они исходили при закупках, принимая решение о том, что нужно, а что нет.

Мы знаем, что есть конкретные процедуры, и закупки делаются на регулярной основе, идёт пополнение и вывод запасов в соответствии с регламентом. Поддерживаются неснижаемые остатки.

А если брать СИЗОД в целом, то в Росрезерве должны были находиться респираторы У2К. Те самые зелёные респираторы, которые изначально были спроектированы и широко применялись при ликвидации Чернобыльской катастрофы. И если они ещё остались — их было бы логично раздать тем, кто занимается борьбой с пандемией на переднем крае.

Как бы ни было, я глубоко убеждён, что СИЗ нужно прямо сейчас закупать, разрабатывать методику и определять количество, которое необходимо заложить в Росрезерв. И если это делать заранее — это относительно небольшие деньги. Чтобы не доводить процесс до ситуации, когда рублёвая маска может стоить в 40 раз дороже.

Сколько, на ваш взгляд, необходимо закупить масок для госхранения?

Сначала надо разработать методику и понять, о каких СИЗ мы говорим. Пандемия — это одна история, и надо понять — кого мы будем спасать в первую очередь. Как бы цинично не звучало, очерёдность в таких ситуациях очень важна. Не будет регламента — возникнет хаос. Из лучших побуждений люди начинают предпринимать шаги, которые противоречат друг другу.

Если брать сегодняшнюю ситуацию, то мы в первую очередь должны говорить о защите врачей. Они контактируют с заболевшими первыми, а если болеют они, то и лечить других заболевших будет некому.

Есть ТР ТС 19, ГОСТы на различные СИЗ, нормативная документация, которая описывает чётко те или иные изделия и требования к ним.

Есть ГОСТ 58396-2019 на медицинские маски. И там написано, что медицинские маски не относятся к средствам индивидуальной защиты. И если мы говорим о защите врачей, работающих в «красной зоне», то это респираторы, костюм из мембранных тканей, перчатки, защитные очки. Если мы говорим о другой категории населения — надо решить, кому и когда применять и использовать гигиенические и профилактические средства защиты, в том числе и маски. И таким образом определив количество, вести подсчёты для создания резерва на будущее.

Зная необходимое количество СИЗ и переведя это в деньги, мы поймём, можем мы себе это позволить или нет.

В чём отличие медицинской маски и СИЗ органов дыхания?

Я держу в руках респиратор,

Визуально — это объёмное, а не плоскостное изделие в отличие от маски. В респираторике используется высокоэффективный слой. Один из важных элементов в респираторе — обтюратор, который, плотно прилегая к лицу, позволяет создавать разряжение при дыхании в подреспираторном пространстве и засчёт этого исключает вредное проникновение извне.

Респиратор должен плотно прилегать к лицу, и засчет дыхания создаётся некое движение в подреспираторном пространтстве, в результате чего воздух проходит сквозь фильтровочную ткань, а вирус остаётся на внешней поверхности респиратора. Это его функциональная задача.

Маска не обеспечивает плотного прилегания к лицу, воздух проходит там, где ему легче. И о фильтрации в этом случае говорить не приходится.

При выдыхании на внутренней поверхности и респиратора, и маски остаётся отработанный продукт вашей жизнедеятельности. Но респиратор работает дольше за счёт своей формы и свободного внутреннего пространства и отсутствия соприкосновения, которое исключает намокание. Поэтому рекомендованные сроки эксплуатации — для маски два часа (или до намокания), а для респиратора — 8-10 часов.

Респираторы также отличаются степенью фильтрации, т. е. им присваивают класс защиты (например FFP1, FFP2 или FFP3), который должен быть указан на каждом изделии, а поскольку этот продукт подлежит обязательной сертификации, то на каждом изделии должны быть марка и место изготовления.

Сейчас под видом респираторов активно завозят маски, которые не соответствуют стандартам, отсутствует маркировка. И что удивительно, они продаются ДОРОЖЕ российских респираторов, которые их в разы лучше. На таких изделиях может быть имитация обтюратора, но на самом деле они защищают только от брызг, чихов и крупных частиц пыли.

Сами по себе медицинские или гигиенические маски тоже бывают разные. Есть стерильные хирургические, которые защищают больного и врача. Но это касается крупных реагентов, а не вируса. Вирус по размеру больше молекулы воздуха, на чем и построена работа маски и респиратора. Воздух проходит, а вирус остаётся. Если есть опасность проникновения угарного газа в масках для пожарных и спасателей — там действует другой регламент и необходимо использование изолирующих изделий.

Сейчас в городе введён масочный режим в общественных местах. Это помогает?

Да, если вводить общий масочный режим, и мы все хотим друг друга защитить при общении. Но надо понимать, что вирус сам по себе тяжёлый, а ручек и ножек у него нет. Он передвигается либо на аэрозоли, либо на пыли. Поэтому помещение надо проветривать, чтобы не было концентрации вредных веществ. Чтобы они не накапливались, а висящая взвесь уносилась ветром. Уменьшилась концентрация — уменьшилась вероятность заразиться. Масочный режим оправдан, но при выполнении его всеми.

В Европе тоже оказались к этой ситуации не готовы. Там тоже не было запасов СИЗ. К тому же они не сталкивались в последнее время с кризисами, и у них не было понятия дефицита, как у нас. Все это, включая очереди, оказалось в новинку. Это был для них даже более серьёзный вызов, чем для нас. И эта ситуация психологически ещё не прошла.

Что такое правильная маска?

Я сторонник документов. Есть ГОСТ, который готовили и утверждали профессионалы и государство. Сейчас под видом маски продают все, что попало. Да, есть венецианские маски, чумные маски средневековья, и так далее. Так называемые многоразовые повязки, которые сейчас начали изготавливать, из ткани, из подручных материалов — я их категорический противник. Когда изделие готовится, оно проверяется со всех параметров: материал, соответствие санитарным нормам. Изделия, которые изначально не предназначены для поднесения к слизистым, изготавливаются по другим нормам и требованиям. И последствия от применения масок из таких изделий тоже могут быть другими. При изготовлении ткани есть свои технологические линии. Сначала это изготовление волокна, из них ткут ткань, потом обрабатывают её, затем красят и закрепляют. Все это отдельные и разные процессы, и во всех этих процессах применяются химические реагенты, которые остаются в ткани. Когда мы на выходе получаем ткань, неважно, лен это, хлопок или что-то ещё — реагенты все равно есть. Но когда ткань изготавливают, то производитель понимает, для чего она будет применяться. Если это носки, то мы понимаем, что это рассчитано на соприкосновение с кожей на ногах, со своей проникающей способностью. Если из этого же делают маски, то подносят такую ткань уже к слизистой оболочке, где все обнажено и есть прямой контакт. А мы не знаем, какое количество фенолов в этой ткани или других химических соединений.

Многие говорят, что такие ткани, прежде чем делать маски обрабатывают и дезинфицируют. Чем? Хлоркой, спиртом, каким-то химическим веществом или термически. Хорошо. Но мы обрабатываем неизвестно что и не можем знать, какая будет реакция. Разрушится существующая структура или нет? Или что-то будет выделяться ещё больше.

И это удивительно, ведь нас с детства учат не тянуть в рот все подряд, а тут мы сами же популяризируем то, что категорически делать нельзя. Это элементарно опасно.

Так где же тогда брать «правильные» маски?

В медицинские учреждения поставляются только изделия, имеющие регистрационные удостоверения Росздравнадзора. Это длительный и затратный процесс. То, что не имело широкого использования и спроса, аптеки не получали. Если респираторы в больницах до вируса не использовали, то и разрешения на них нет. Когда столкнулись с пандемией, и надо было обеспечить врачей, процесс ускорился, но производительность увеличилась не сразу, поскольку все производилось под существующие контракты из года в год.

В больницах применяли раньше медицинские маски, которые имеют регистрационное удостоверение Росздравнадзора. Те маски, которые не имеют такого удостоверения, принято называть гигиеническими, но важно понимать, кто и как их проверял на соответствие санитарно-эпимедиологическим требованиям.

Нарастить производство респираторов можно и нужно. Для этого и нужно держать их определённое количество в Росрезерве, чтобы пока используются имеющиеся, нарастить производство.

Да, количество производимых респираторов в России увеличилось за последнее время на 30 процентов. Это удалось сделать за счёт оптимизации бизнес-процессов, введения дополнительных рабочих смен и запуск новых производственных линий.

Медицинские маски на потоке штампуются по 100-150 штук в минуту.

Для всех изделий должна быть сделана сертификация, те проверка на соответствие заявленным характеристикам.

А дальше возникает вопрос утилизации. Маски и перчатки выбрасываются везде.

Это действительно проблема, поскольку они разлагаются в природе очень долго. Необходимо запускать технологии по переработке всего этого спанбонда. На сегодняшний день реализованных проектов нет. Этому нужно уделять сегодня особое внимание.

Спанбонд теоретически можно повторно превращать в различные наполнители, разрыхляя волокна и применять для фильтрации или придания объема.

Вирус может быть разрушен, если говорить о безопасности отходов, ионизирующим способом или ультрафиолетом. Просто сжигать — это добавлять новые фенольные выбросы в атмосферу.

Помимо официальных производителей появились подделки, а кроме того и спекулянты. С этим вы боретесь?

Мы столкнулись с тем, что весь интернет пестрит предложениями о продаже масок, респираторов и одноразовых костюмов. При этом это предлагают компании никому неизвестные.

Кто-то пытается удовлетворить спрос по фантастическим ценам. Даже с кратным увеличением спроса наши компании отгружают респираторы по 50-70 рублей по ранее заключённым контрактам.

А тут, не стесняясь, продают по 1800 и ещё делают вид, что это скидка, размещая рядом зачёркнутую цифру 2500. Это самое настоящее мародёрство, а не помощь людям. Мы сделали обращения в прокуратуру, ФАС и Роспотребнадзор и ждём официальной реакции.

Допускаю, что это создание паникёрских настроений, которые надо пресекать.

Я ещё раз хочу повторить, что не всем нужны респираторы, достаточно масочного режима. Не всем, особенно гражданскому населению, нужны специальные костюмы. Это надо разъяснять и жёстко пресекать спекулянтов и обманщиков.

Мне самому непонятно, откуда спекулянты берут продукцию? Все официальные компании-производители прозрачны и находятся чуть ли не под микроскопом. А предприимчивые дельцы стали даже подделывать сайты компаний-производителей. Так, у компании «Респираторный комплекс» появился сайт-«близнец», а ещё на этом сайте появилась дополнительная голограмма, которая якобы подтверждает подлинность продукта. А честной компании даже некогда с этим бороться — она только успевает отгружать продукцию по больницам по минимально возможной цене.

Существует тотальная неграмотность в подтверждении качества СИЗ. Печатают «левые» сертификаты, которые нарисованы или выпущены органами сертификации с нарушениями. И роль профессионального сообщества здесь очень важна. На настоящих изделиях все должно быть отражено. Есть опознавательные знаки, которые понятны специалистам.

И очень важна роль сырья. Даже есть станки и люди, без сырья для изготовления респираторики и защитных костюмов, в частности, специальных мембран — высокотехнологичного продукта, не обойтись. К величайшему сожалению, лёгкие мембраны у нас пока не производятся. А поставщики из Китая и Тайваня взвинтили цены на них с 8 до 120 долларов. А это все комплексные вопросы безопасности.

Помимо привычных появились умные СИЗ (Smart PPE). Что это такое и когда получит широкое применение?

Технологии не стоят на месте. Мы все знаем световозвращающие жилеты, которые активно применяются на дорогах, чтобы повысить видимость и избежать травм в тёмное время суток. Это улучшило статистику ДТП по всему миру.

Но это хорошо, когда свет попал. А если не попал? Тогда предложили делать светоизлучающие элементы. Светодиоды интегрируют в элементы одежды, каски, и становится видно человека ночью при любых условиях. Такого рода развитие технологий и есть пример умных СИЗ.

Для разных видов работ нужны разные очки. Сейчас появились защитные очки вместе с коррегирующими функциями, что очень помогает при разных видах работ или действий.

В рабочих зонах ты должен быть одет в определённые элементы, если их нет, внедрённые датчики просто не допустят к работе. Есть датчики, которые замеряют твою температуру и давление, положение в пространстве и внешние окружающие тебя факторы. Это позволяет контролировать состояние работника при выполнении его профессиональных обязанностей и если что, то отправлять сигнал об изменениях состоянии человека моментально. Совокупность таких технологий и есть умные СИЗ. Они достаточно быстро развиваются в мире, но довольно дороги, и работодатели не торопятся их внедрять. Да и в нормативные документы они попадают с трудом, что тоже мешает внедрению, создавая барьер.

Мы вышли с предложением к Татьяне Алексеевне Голиковой сделать новеллы в законодательстве и позволить внедрять умные СИЗ засчет средств фонда социального страхования и внедрения соответствующих ГОСТов с определением инновационного статуса.

Справка:

Владимир Котов, Президент Ассоциации «СИЗ» Окончил МИФИ. В 1993 году основал корпорацию, которая занималась сначала торговлей, потом собственным производством спецодежды и рабочей обуви и других Средств Индивидуальной Защиты. В совете Ассоциации СИЗ с момента основания (с 2001 г.), отвечал за информационно-аналитическую работу. 14 декабря 2018 года избран президентом АСИЗ.

Ассоциация разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты (АСИЗ).

Основной целью Ассоциации является объединение усилий представителей бизнес-сообщества и госорганов всех уровней власти для создания безопасных условий труда и обеспечения безопасности работающего человека.

В настоящий момент в Ассоциацию входят 120+ организаций, которые представляют более 500 предприятий. Выступает совместно с Минтрудом России, РСПП, ФСС организатором выставки «Безопасность и охрана труда» (БИОТ).

Картина дня

наверх