Олег Фочкин

630 подписчиков

Свежие комментарии

  • Олег Фочкин
    ну му же с Вами обрусевшие? Поэтому и пишем так как принято у насТри оттенка красного
  • Anatoliy Gafarov
    Рабиндранат ТХАКУР ! ("обрусевшее" Тагор)Три оттенка красного
  • Alex Немо
    А как сделать фильм о человеке о котором ничего достоверно не известно? Снять гриф секретно значит сдать десятки, а м...Судьба Разведчицы...

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Прошло уже больше 30 лет. Её имя стало легендой уже после смерти. Но 26 апреля (или 27) остаётся её официальным днём рождения, хотя и сейчас нет уверенности, что она родилась именно в этот день. Впрочем, для легенды разведки все это условности. Мы просто знаем, что она была и есть в нашей памяти и истории.

Бойцы меня знали как Марусю. Работала в основном с Николаем Кузнецовым, но тогда ещё не знала, что он именитый разведчик. Кузнецов меня так и называл — «моя радистка»

из воспоминаний Африки де Лас Эрас

Это лишь один эпизод её фантастической биографии, которую мы только начинаем узнавать, но даже его достаточно, чтобы понять, что это была выдающаяся женщина.

Ей не раз приходилось менять имена, а свои донесения в Центр она подписывала оперативным псевдонимом «Патрия» (в переводе с испанского — «Родина»). И это было не случайно: для Африки де Лас Эрас Гавилан, испанки по происхождению. Более 45 лет отдала она работе в советских органах госбезопасности, но большую часть находилась в нелегальных условиях. Её имя было рассекречено лишь в конце 1990-х годов, но не операции, в которых она участвовала, и не страны, в которых работала. До сих пор вся эта информация — тайна, и ещё не скоро гриф секретности с неё будет снят.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Официальные источники утверждают, что она родилась 26 апреля 1909 года в городе Сеуте (испанское Марокко). Столь редкое имя дочери дал отец Мануэль Лашерас Хименес в благодарность к Африканскому континенту, при этом в Сеуте, где он служил военным архивариусом, находился католический собор Святой Африки. Семья, в которой была ещё старшая дочь Виртудес, жила в достатке. Мать была домохозяйкой.

Африка получила среднее образование: до 1923 года училась в монастырской школе в городе Мелилья, а затем в мадридском колледже и «Святое Сердце Иисуса». Но отец рано умер (1930), и жить пришлось совсем в других условиях. Положение спас брак с военным, но тот оказался монархистом, что для девушки было неприемлемо. Яростные споры и взаимные упрёки в политической близорукости приближали крах семьи, и, когда умер их сын, они расстались.

В 1933 году она переехала в Испанию, работала в Мадриде на текстильной фабрике, когда уже три года была членом Коммунистической партии и вскоре приняла участие в подготовке восстания горняков в провинции Астурия. В то время выполняла самые опасные поручения: распределяла оружие и осуществляла связь между различными отрядами восставших. Это была октябрьская революция 1934 года в Астурии, где Африка встретилась с будущим лидером испанских коммунистов Сантьяго Каррильо.

Её отчаянная храбрость поражала даже мужчин — она бралась за самые рисковые поручения: то под шквальным огнём доставляла мятежникам оружие и боеприпасы, то, рискуя быть схваченной солдатами правительственных войск, выступала в роли связной. Расхожей шуткой среди восставших стала брошенная ей вдогонку реплика: «Африка, умерь прыть, не то доконаешь своего ангела-хранителя!» После подавления восстания она скрывалась от полиции и более года жила на нелегальном положении.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

С началом гражданской войны в Испании в 1936 году Африка ушла на фронт и сражалась в Каталонии на стороне республиканцев. Год спустя она командовала одним из гражданских патрулей Барселоны, базировавшимся в морском центре города. В Бургосе и Мадриде девушка проводила различные подпольные акции на улицах городов. В это время она вышла замуж за заключённого Луиса Гарсиа Лаго, бывшего банкира и члена коммунистической партии, которого навещала в тюрьме.

Ноябрь 1936 года, Страсбург, рутинная проверка документов у пассажиров экспресса Париж–Берлин. В одноместном купе вагона первого класса молодой пограничник просит эффектную даму предъявить документы. Презрительно хмыкнув, она протянула ему канадский паспорт. (Тогда канадский паспорт котировался в Европе очень высоко, багаж его владельца, как правило, не досматривался).

Пограничник внимательно пролистал каждую страницу и наставительно произнёс — У меня сегодня, мадам, свадьба, поэтому я добрый и готов закрыть глаза на многое… Никому больше не показывайте этот паспорт, иначе у вас будут серьёзные неприятности. И потребуйте обратно деньги у тех, кто вам продал эту фальшивку. Торонто, где вы якобы родились, находится в провинции Онтарио, а не в провинции Квебек!

«Канадка» схватила паспорт и буквально вылетела из вагона. Но в тот же день по тому же паспорту вторично пересекла границу на автобусе. Это была кандидат на вербовку Африка де Лас Эрас Гавилан. Выполняя поручение резидента НКВД в Испании генерала Орлова (Фельдбина), она везла крупную сумму наличности в иностранной валюте в Берлин.

В 1937-м, пройдя проверку, она начала уже на постоянной основе сотрудничать с советской внешней разведкой, мадридским резидентом которой и был Александр Орлов. Именно тогда в оперативной переписке её стали называть «Патрия».

В апреле 1938 года и. о. начальника внешней разведки Шпигельглас решил подвести к Льву Троцкому агента-ликвидатора. Зная его подозрительность к незнакомцам, сделали ставку на его страсть к молодым эффектным женщинам, подставив ему Патрию. Она сумела понравиться Троцкому и была принята в дом гувернанткой.

Но 2 ноября Шпигельглас был арестован по обвинению в измене родине. Чтобы не стать ещё одной жертвой репрессий, развязанных Ежовым в отношении чекистов-ветеранов, тогда же в ноябре в США бежал Орлов, оператор Патрии. Он не сдал наших агентов, но его побег не мог не повлиять на сложившуюся обстановку, и Африку из соображений безопасности вывели по нелегальному каналу в СССР, а операцию по ликвидации Троцкого отложили. Убийство Троцкого было совершено уже без её участия.

Испанка получила советское гражданство и стала работать в текстильной промышленности. Об этой странице её биографии и сегодня ничего неизвестно.

Первое, что сделала Африка, устроившись в Москве, — записалась в Осоавиахим (ныне — ДОСААФ).

С первых дней Великой Отечественной войны она просилась на фронт и в результате, после неоднократных просьб и поручительств лидера болгарских коммунистов Георгия Димитрова попала в специальное медицинское подразделение отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД.

Из воспоминаний Африки де Лас Эрас, которые находятся в зале истории внешней разведки:

«Меня спросили:

— Умеешь стрелять?

— Да, у меня есть значок «Ворошиловский стрелок».

— Умеешь плавать?

— Да, я плавала лучше всех в своей деревне.

— Прыгала с парашютом?

— Нет, но я готова сделать это в любое время.

— Хорошо. Завтра тебя представят комиссару отряда, и ты перейдёшь к нам.

С большим трудом я смогла сдержать желание прыгать от радости и кричать во весь голос: «Ура! Я еду на фронт! Я самый счастливый человек в мире!»

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Началась тяжёлая подготовка: многокилометровые марш-броски с полной выкладкой, стрельба и спецподготовка. Через некоторое время она дала клятву радиста. «Я торжественно поклялась, что живой врагу не сдамся и, прежде чем погибну, подорву гранатами передатчик, кварцы, шифры… Мне вручили две гранаты, пистолет, финский нож. С этого момента все это снаряжение я постоянно носила с собой», — вспоминала впоследствии она.

Весной 1942 года Африка с отличием окончила курсы радистов и была направлена в формировавшийся разведывательно-диверсионный отряд «Победители» под командованием Дмитрия Медведева, который действовал под Ровно с сентября 1942-го по апрель 1944 года. Кроме родного испанского она в совершенстве владела французским и русским языками.

В отряде было девять радистов. Мы принимали телеграммы от тридцати боевых групп. Шифровка, передача, приём, расшифровка… У нас почти не оставалось времени для сна. В нашем отряде была железная дисциплина, а между собой мы были спаяны дружбой, как настоящие братья и сестры

из воспоминаний Африки де Лас Эрас

На связь с Москвой выходили сразу три радиста, которые шли в разных направлениях в сопровождении бойцов. Работу все начинали одновременно на разных волнах. «Одна из нас вела настоящую передачу, а две другие — для дезориентирования противника, так как нас постоянно преследовали немецкие пеленгаторы, — вспоминала Африка. — Затем мы возвращались в лагерь и, если не было переходов, снова принимались за работу. Рация была нашим основным оружием».

В течение полутора месяцев они также поддерживали связь с отрядом Сидора Артемьевича Ковпака (партизанский генерал, дважды Герой Советского Союза) во время его перехода в Карпаты. Именно тогда за ней прочно закрепилась репутация одной из лучших радисток отряда.

В отряде «Победители» был и будущий Герой Советского Союза разведчик Николай Кузнецов. Африка была хорошо с ним знакома, хотя и знала тогда как Павла Грачева, и иногда передавала в Центр его информацию. Да и её бойцы знали как Марусю, Машу, Марию Павловну.

Позднее она вспоминала: «Обе зимы в партизанском отряде я страдала от холода. Однажды в мороз за 30 градусов я в присутствии Кузнецова работала на «ключе», и от холода меня стала бить дрожь. Тогда Николай Иванович снял с себя свитер и надел на меня. Так я и работала, с головы до пят одетая в кузнецовское тепло. А потом он принёс ей и двум другим радисткам тёплые полушубки. «Я чувствовала себя настоящей королевой, — рассказывала Марья Павловна. — Потому что Кузнецов принёс специально для меня и чёрную шаль, кашемировую, чёрную с розовыми цветами, в которую я так куталась. Она меня и грела, и танцевала я в ней. Эх, жаль, как-то совсем близко подошли к отряду немцы, пришлось срочно уходить, и шаль потерялась».

А однажды суровая охрана вдруг наткнулась на Машу уже за пределами лагеря. Издалека увидели маленький, к земле пригнувшийся комочек, услышали рыдания. Убили её испанского друга-партизана, который её охранял, когда она передавала. И Африкита, чтоб не показать слабости, ушла из отряда, дала — может, впервые? — волю горю, чувствам. Потом просила на неё наткнувшихся ребят: не рассказывайте командиру.

А командир «Победителей» Медведев перед смертью, уже в 1950-х, зная, что Африка где-то очень-очень далеко, попросил жену передать ей свою книгу «Это было под Ровно» с надписью: «Любимой радистке командира». И книга после возвращения в Москву дошла до полковника де Лас Эрас.

За выполнение боевых задач и активное участие в партизанском движении в годы войны Африка была награждена орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, а также медалями «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны» I степени.

Летом 1944 года по возвращении в Москву ей было сделано предложение о переходе на работу в нелегальное подразделение внешней разведки. Ей пришлось оборвать все связи с прошлой жизнью и о её судьбе больше ничего не знали ни родственники, ни знакомые.

Новая спецкомандировка «Патрии» продолжалась 22 года. В январе 1946 года Африка была переброшена из Берлина в Париж на автомобиле. В Париже она быстро легализовалась под псевдонимом Мария Луиза де лас Эрас, выдав себя за беженку из Испании, перешедшую в 1945 году испано-французскую границу.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Однажды, слушая радиопрограмму, в которой люди при помощи Общества Красного Креста искали потерянных родственников, она услышала своё имя. Настоящее. Её разыскивала родная сестра Виртудес. Как не разрывалось сердце Африки, на призыв она не откликнулась.

В 1947-м Центр принял решение направить её на разведывательную работу в одну из стран Латинской Америки. В Париже она знакомится с уругвайским писателем Фелисберто Эрнандесом и выходит за него замуж в 1948 году, а в декабре 1948 года перебирается в Монтевидео, работая портнихой в качестве прикрытия. Брак, помимо предоставления уругвайского гражданства, помогает ей проникнуть в высший класс Монтевидео и найти новых друзей, которые позже помогут в секретной работе. В 1950 году брак распался, а её муж так и не узнал истинной профессии Африки. В Уругвае она провела 20 лет.

Рауль Валларино, уругвайский журналист, автор биографического романа об Африке де лас Эрас «Меня зовут Родина», в качестве одной из причин выбора страны указывает на нейтралитет, сохраняемый латиноамериканской страной во время мирового конфликта.

Она осела в Монтевидео, став владелицей салона французской моды. Вскоре салон благодаря обаянию хозяйки стал популярным местом тусовок жён и любовниц офицеров Генерального штаба, чиновников разных уровней, дипломатов, бизнесменов, превратившись в заводь, где разведчица ловила «рыбу» — выискивала потенциальных кандидатов на вербовку.

За достигнутые результаты в работе она была награждена вторым орденом Красной Звезды и второй медалью «За отвагу».

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

В мае 1956 года Африка получила из Москвы радиограмму: к ней в качестве резидента направляют «итальянского товарища». Им оказался опытный разведчик Джованни Антонио Бертони (оперативный псевдоним — «Марко»), который в начале Великой Отечественной войны выполнял задания в тылу у немцев.

В Центре точно дали понять, что их рабочие отношения могут перерасти в личные, что Центр даже приветствует. По замыслу руководства внешней разведки, в перспективе они должны были стать мужем и женой для последующего глубокого оседания в Латинской Америке. К тому же в апреле Патрии исполнялось 47 лет, а Марко — все 50. Одиночество тяготило обоих.

В 1956 году он переехал в Буэнос-Айрес, чтобы действовать в качестве связного под псевдонимом Валентино Маркетти, Марко.

Сближение Африка не отвергла. На провокационный посыл Центра она ответила аргентинской поговоркой: «Никогда не приглашай на танец сидящую женщину — она может оказаться хромой», давая понять, что все будет понятно после знакомства.

Вскоре, согласно выработанной в Москве оперативной легенде-биографии, они стали мужем и женой, обвенчавшись в кафедральном соборе Монтевидео.

Справка: 27 апреля 1906 года в городке Фаэнца провинции Равенна области Эмилия-Романья родился Джованни Антонио Бертони. По окончании начальной школы и технического училища работал в мастерской фирмы «ФИАТ». В 1922 году вступил в итальянский комсомол, в следующем году — в компартию Италии (ИКП). За организацию антифашистских митингов неоднократно задерживался полицией. В апреле 1925 года Бертони ликвидировал в Фаэнце двух фашистов, которые терроризировали местных жителей, и ушёл в подполье. Суд Равенны заочно приговорил его к 26 годам каторги. По инициативе Тольятти, генсека ИКП, молодой человек по нелегальным каналам Коминтерна был переправлен через Швейцарию в Советский Союз.

В 1925–1927 годах Джованни работал слесарем в одесском порту, затем учился в Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада, который окончил в 1931 году. В том же году вступил членом в ВКП (б) и стал работать инструктором ЦК МОПР СССР. В 1936-м Бертони был зачислен в штат Иностранного отдела (ИНО) Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР, то есть являлся кадровым сотрудником внешней разведки с оперативным псевдонимом Марко.

В 1943 году руководство ИНО приняло решение направить Марко на нелегальную работу за границу. Пройдя курс специальной подготовки, он в июне 1944 года на парашюте приземлился в Югославии, а затем перебрался в Северную Италию. Марко легализовался в Риме и устроился в госучреждение. Добытые документы он прятал в тайнике под сиденьем мотоцикла. Однажды, двигаясь на встречу со связником из Москвы, Марко попал в автокатастрофу и в бессознательном состоянии был доставлен в больницу. Полиция обнаружила тайник, разведчик оказался под колпаком у итальянской контрразведки и вынужденно вернулся в СССР. После очередного курса специальной подготовки Марко получил новое назначение: возглавить резидентуру в Уругвае, где работала Патрия.

Интересно, как проходила их первая встреча. После получения радиограммы Африка выехала в столицу соседнего государства и в течение нескольких дней прогуливалась по центральному проспекту города, разглядывая витрины магазинов и держа в левой руке книгу в жёлтой обложке. На правом плече у неё висела маленькая белая сумочка, из которой выглядывал платок, — это были приметы, по которым её должен был узнать Бертони. В начале июня 1956-го их встреча произошла.

Приобрели надёжное прикрытие, получив лицензию на торговлю антиквариатом. Провели конспиративные встречи с Сальвадором Альенде, в ту пору сенатором парламента Чили, и с Эрнесто (Че) Геварой накануне его отплытия на яхте «Гранма» в составе отряда Фиделя Кастро для захвата власти на Кубе (впрочем, вторая встреча под сомнением - это версия уругвайского журналиста, официального подтверждения нет, как нет и данных о контактах наших нелегалов с кубинскими революционерами до их похода. "Русский след" в этой экспедиции не усматривали даже в ЦРУ). Первыми из «подснежников» — советских нелегалов, работавших в Западном полушарии, — наладили двустороннюю устойчивую радиосвязь и бесперебойно снабжали Москву информацией.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Все рухнуло 1 сентября 1964 года вслед за скоропостижной смертью полковника Бертони.

«Маркетти скончался естественным образом, хотя некоторые приписывают его смерть де Лас Эрас, потому что у них начались политические разногласия. Валентино становился более критичным по отношению к Советскому Союзу, чем она, сохранявшая лояльность и идеологическую дисциплину, преодолевая все виды сомнений,» — говорит Хуарес, автор книги «Патрия, испанка из КГБ», еще одной биографии Африки де Лас Эрас.

Несмотря на постигшее её горе, Африка в течение трёх лет продолжала инициированные совместно с мужем дела в Южной Америке. Лишь осенью 1967 года она покинула Уругвай. С возвращением в Москву её служба в нелегальной разведке не закончилась. Ещё трижды она выезжала за кордон для выполнения заданий, которые Центр поручить не мог никому другому.

В марте 1976 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за особые заслуги Африке была вручена высшая награда Советского Союза — орден Ленина. Редкий случай в практике внешней разведки — из почти трёх десятков рассекреченных к началу XXI века женщин-разведчиц только двое: Африка и Зоя Воскресенская-Рыбкина имели эту награду.

В 1985 году в связи с 40-летием Победы Африке вручили второй орден Отечественной войны. В том же году она в звании полковник вышла в отставку. Было ей 76.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

8 марта 1988 года предполагалось ещё одно награждение — руководители разведки должны были вручить Африке нагрудный знак «Почётный сотрудник госбезопасности». За пять часов до их приезда она скончалась в своей квартире от сердечного приступа. Похоронена с воинскими почестями на Московском Кунцевском кладбище, на надгробии которого написано слово Patria на испанском языке вместе с текстом «Полковник Африка де лас Эрас 1910-1988».

Её имя было рассекречено лишь в 1997 году. Имя, но не операции, в которых она участвовала.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Незадолго до смерти она писала: «Моя Родина — Советский Союз. Это укоренилось в моем сознании, в моем сердце. Вся моя жизнь связана с Советским Союзом… Ни годы, ни трудности борьбы не поколебали моей веры. Напротив, трудности всегда были стимулом, источником энергии в дальнейшей борьбе. Они дают мне право жить с высоко поднятой головой и спокойной душой, и никто и ничто не сможет отнять у меня этой веры, даже смерть».

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

В марте 2019 года в почтовое обращение вышли две марки, посвящённые советским разведчицам Зое Воскресенской-Рыбкиной и Африке де Лас Эрас.

Судьба Разведчицы. Африка по имени Родина

Картина дня

наверх