Олег Фочкин

679 подписчиков

Дом-хамелеон

Дом-хамелеон

Сегодня, проходя мимо этого дома по ставшей пешеходной зоной Пятницкой улице в Москве, вы просто не сможете не остановиться и не охнуть восхищенно, прежде чем идти дальше. А если вам повезет, и вы попадете на Пятницкую в солнечную погоду, то увидите этот дом во всем его великолепии, потому что при ярком свете он меняет оттенок, и становится еще воздушней и нежнее. Таковым его задумал впоследствии знаменитый, а тогда только начинающий и безумно влюбленный архитектор Лев Кекушев.

Но долгие десятилетия тайна цвета дома, как и многие другие его секреты, были нам неизвестны. И только последняя реставрация 2015 года расставила все по местам, и город открыл нам еще один свой секрет: зданию вернули первоначальный лилово-чернильный цвет, переходящий при солнечной погоде в сиреневый. Фрагмент первого покраса был обнаружен реставраторами случайно, притом, что 15 лет назад здесь уже проходила серьезная реставрация. Кекушев любил экспериментировать с цветом, и можно сказать, что это здание относится к его лиловому периоду, а ведь были в его творчестве и другие цветовые периоды, например, бирюзовый.

Пока в доме располагалось посольство Танзании, попасть внутрь было почти невозможно. Потом дом поставили на длительную реставрацию, что еще больше отдалило возможность осмотреть его изнутри.

И вот невозможное свершилось. Мы стоим во дворе особняка и ждем, когда нас пустят внутрь. Впрочем, и подсобные помещения навевают мысли о том, что раньше не просто умели строить, но делали это и со знанием, и с душой, и с вдохновением.

В дни наследия в этот дом можно попасть, если успееете записаться на экскурсию, при благосклонном отношении Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД России. Именно оно отвечало за финансирование реставрации и принимало работу.

Но обо всем по порядку.

Дом-хамелеон

Особняк купчихи Ольги Коробковой 1894 года постройки расположен по адресу Пятницкая улица, д. 33–35, стр. 1.

Особняк Коробковой — жемчужина улицы Пятницкая. Примечательно, что в процессе реставрации фасада здания был найден его исконный цвет. Сейчас особняк, можно сказать, «хамелеон», так как его цвет меняется при смене погодных условий. Работы в доме велись с 2013 года. Проект был разработан на основании натурных исследований, обмеров и архивных изысканий.

По словам начальника Главного производственно-коммерческого управления по обслуживанию дипломатического корпуса при Министерстве иностранных дел Российской Федерации Владимира Пашко, затраты на реставрацию дома составили порядка 390 миллионов рублей.

Особняк — объект культурного наследия федерального значения, с красивым чешуйчатым куполом — был возведен в 1866 году. Это был каменный двухэтажный жилой дом в семь оконных осей с двумя парадными входами со стороны улицы, украшенными чугунными навесами с колоннами. Сделал это егорьевский купец П. А. Тугаринов. В 1871–1875-м годах здание было увеличено двухэтажными каменными пристройками со стороны двора и одноэтажной нежилой пристройкой с северной стороны по линии Пятницкой улицы.

Дом-хамелеон

Следующий важный строительный этап относится к 1894 году, когда по проекту известного столичного архитектора Льва Николаевича Кекушева (1863–1919) делается пристройка к существующему дому с севера и с востока. Работа велась по заказу следующего владельца дома — купца Трифона Коробкова. Тогда здание было ограждено флигелем. При этом оно получило новую планировку и отделку: «существующее каменное двухэтажное с антресолями жилое строение 1-Д переустроить капитально с поднятием потолков второго этажа и накладкою стены над существующими в этой части антресолями с переменою их внутреннего расположения, с переустройством кровли здания и устройством в строении третьей входной двери с улицы и каменного во 2-м этаже фонаря…».

Всего через пять лет Сергей Шуцман — еще один знаменитый архитектор, являвшийся помощником Кекушева с 1894 по 1902 годы — расширил особняк, продлив его на достроенную часть, при этом не изменяя кекушевскую отделку фасада. Пристройка, также как и само здание, была выполнена в формах классицизирующей эклектики со строгими прямоугольными наличниками окон парадного этажа. Сергей Сергеевич Шуцман много работал со Львом Кекушевым. Итог их совместного творчества — перестройка торгового дома Кузнецова на Мясницкой улице, особняк Саарбекова на Поварской и конкурсный проект гостиницы «Метрополь».

Дом-хамелеон

Представленный в проектах облик постройки не сохранился. Вместо него в настоящее время здание имеет несколько иное объемно-планировочное решение и фасады, более нагруженные деталями, выполненные в стиле эклектики с мотивами барокко. Все окна парадного этажа главного фасада получили полукруглые завершения в отличие от представленных в проектах 1894 и 1899 годов прямоугольных. На фронтоне эркера — кариатиды, символическое назначение которых поддерживать коммерческие дела и «равновесие» в доме. На профессию хозяина намекает и жезл Меркурия — покровителя торговли.

Изменение облика здания было произведено в начале ХХ века, так как на плане 1912 года главный дом уже имел современную конфигурацию с угловым эркером, отсутствующим в проекте 1894 года.

В настоящее время от планировки 1866 года сохранились капитальные стены центральной части здания, выходящей на Пятницкую улицу. Планировка Кекушева сохранилась в северо-восточной части здания. Она представлена большим угловым залом с широким проемом, открывающимся в зимний сад, окна которого выходят на задний двор. Северо-западная пристройка, относящаяся к началу ХХ века, над которой возвышается башенка, в целом сохранила свою планировку.

В 1911–1912 годах с восточной стороны к особняку был пристроен четырехэтажный доходный дом (современное строение № 4), занятый квартирами. Первый этаж особняка представлял две квартиры в 7 и 6 комнат, второй этаж имел также две квартиры в 6 и 5 комнат, все были заняты домовладельцами, конюхом, кучером, печником и водопроводчиком.

По результатам проведенных исследований на пристройке 1905 года был найден подлинный исторический цвет здания, который полностью отражает видение его автора, мастера русского модерна Льва Николаевича Кекушева.

Как заметила главный архитектор проекта Елена Киселева, перед ней стояла задача выявить первоначальДом-хамелеонные особенности этого особняка, как памятника, и максимально приблизить его к современным условиям. Это один из наиболее ярких образцов классического московского модерна.

В ходе реставрации были выполнены работы по вычинке (воссозданию) архитектурно-декоративной кирпичной кладки и отделки, гидроизоляции фундаментов, ремонту кровли и отливов, восстановлению металлических козырьков над входами со двора и крыльца. Кроме того, благоустроена территория здания с покрытием брусчаткой и цветниками, раскрыты заложенные в советское время оконные проемы. Внутри здания сохранены все существующие капитальные стены и лестницы. В здании сохранились своды 1866 года, системы Монье и вспарушенные (крестовые) своды, а также элементы интерьера: парадная каменная лестница с кованным металлическим ограждением, деревянный тамбур парадного входа, потолочная лепнина, розетки, деревянный кессонированный потолок столовой, паркет, метлахская плитка, мраморный камин.

Купец Коробков был знаменитым столичным предпринимателем. Родился он в 1866 году и в купечестве числился с 23-х лет. Он владел личным бумажным производством, торговал бумажной пряжей в Теплых торговых рядах, имел свой дом на Лужницкой улице в Пятницкой части, а затем и на Большой Якиманке. Кроме того, по спискам московской «Справочной книги о лицах, получивших на 1916 год купеческие и промысловые свидетельства», он числился и биржевым маклером на Московской бирже.

Дом-хамелеон

А еще Коробков около 1880 года заложил в верховьях Котловки (у нынешнего Нахимовского проспекта) большой фруктовый сад, в котором были собраны редчайшие сорта плодовых деревьев. После революции сады в бывших имениях было решено использовать для улучшения питания в больницах и приютах, и коробковский сад пришелся весьма кстати, а бывший хозяин стал его комендантом. Сад был преобразован в помологический рассадник (сортовой питомник), где развернулась научная работа — в 1924–1926 годах урожай яблок доходил до 30 тонн с гектара. Старая проблема удобрений сохраняла значение и при советской власти: в 1927 году рассадник отличился тем, что вместо навоза там стали использовать отбросы московских заводов. Дорога от Варшавского шоссе к рассаднику в 1930-х годах была стихийно названа жителями «Фруктовой», и в 1958 году это название утвердили официально.

Летом, в каникулы, жили в Коробковской усадьбе и работали над этюдами молодые живописцы Герасимов и Терпсихоров (впоследствии известный советский пейзажист). Здесь была написана знаменитая работа «Лесная тропинка», которая вместе с другими картинами — «Портрет Коробковой» и «Усадьба Коробковой» — находились у родственников хозяев. Сейчас они выставлены в экспозиции музея-усадьбы Герасимова, где их можно увидеть.

Дом-хамелеон

После смерти Трифона Коробкова домом владели его красавица-жена Ольга и дети. Уже упомянутый выше портрет Ольги Коробковой был написан художником Александром Герасимовым. Еще студентом его познакомил с этой семьей Владимир Гиляровский. Владелец интересовался искусством и делал ставку на молодых талантливых художников. Особняк Коробковой в Москве был запечатлен на двух картинах Герасимова. Александр Михайлович оканчивал живописное и архитектурное отделения Московского училища живописи, ваяния и зодчества, он уже был известен художественной общественности и широкому зрителю как одаренный и самобытный молодой художник.

В семье Коробковых портретом дорожили и, как позднее вспоминала дочь Коробковой, Ольга Петровна представлена на нем во всей красе: в роскошном меховом палантине, в брильянтовых украшениях. Ольга Трифоновна утверждала, что портрет ее матери ни разу не давался для экспонирования на выставках даже самому автору. Ольга Петровна Коробкова была привлекательной женщиной. Говорят, что среди ее почитателей был и молодой архитектор Кекушев, который в таком завуалированном лилово-сиреневом цвете дома признался купчихе в любви.

Высоким искусством интересовались и дети Коробкова. Дочь Ольга Коробкова-Пайпе увлекалась театром и впоследствии поступила в театр Вахтангова, а сын Сергей занимался живописью и был членом объединения молодых художников «Свободное творчество».

Дом-хамелеон

После революции усадьба была национализирована, а в 1922 году в ней разместился детский дом № 28. Купчиху Коробкову «уплотнили» из особняка в квартирку № 11 на Большой Якиманке, 15, а в 1919 году арестовали «по политическим мотивам», но позже освободили. Реабилитирована она была только в мае 2003 года. Тоже самое произошло и с дочкой, которой потом пришлось работать конторщицей Главснаба.

В 1935–1936 году бывший особняк Коробковой в Москве был отдан Академии наук СССР. Здесь провел последние годы жизни президент Академии наук СССР, геолог академик Карпинский, а с 1936 по 1945 год жил его преемник ботаник и географ академик Комаров. После Великой Отечественной войны особняк Коробковой занимал Институт истории искусств, возглавляемый его организатором и первым директором, художником и искусствоведом Игорем Грабарем. Затем в здании расположилось посольство Танзании. Несколько лет назад оно съехало из особняка.

Дом-хамелеон

В 2015 году, после проведенной ГлавУпДК при МИД России комплексной реставрации особняка, объект признан лауреатом конкурса Правительства Москвы на лучший проект в области сохранения и популяризации объектов культурного наследия «Московская реставрация — 2015».

Картина дня

наверх