Олег Фочкин

695 подписчиков

Свежие комментарии

  • Эхо Созерц
    Лаврентий Берия гений. Всё, что ему поручали, он выполнял превосходно! Одно он не продумал и был убит, - коварство По...Супершпион из Ком...
  • Олег Фочкин
    Как и любой другой революционер Лейба Давидович Бронштейн имел несколько несколько псевдонимов и это неудивительно, т...Супершпион из Ком...
  • Олег Фочкин
    С 25 ноября 1938 года по 3 февраля 1941 года Берия руководил советской внешней разведкой (тогда она входила в функции...Супершпион из Ком...

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

Наверное на всем постсоветском пространстве еще десять лет назад не было ни одного мальчишки и ни одной девчонки, которые бы не смотрели приключения «неуловимых мстителей». Этот фильм действительно стал легендарным и вошел в золотой фонд отечественного кино. Но как он появился? Что стало его основой?

Еще в далеком 1923 году на экраны вышел сначала немой, а через 20 лет озвученный черно-белый фильм «Красные дьяволята», на основе которого сорок с лишним лет спустя был написан сценарий нового фильма, затмившего славой предшественника.

Впрочем, это не совсем верно. В 20-е годы «Красным дьяволятам» трудно было найти альтернативу, и пользовался фильм не менее бешеной популярностью, став настоящим открытием жанра в Советской России.

Но и это не все начало истории. Ведь у «Красных дьяволят» был автор. И написал он сначала книгу, которую сам же через несколько лет переработал в сценарий. И у него, и у  героев его книги, и у актеров, игравших в первом фильме, очень непростые и интересные судьбы. А звали автора «дьяволят» Павел Бляхин. 25 декабря следующего, 2021 года мы отметим 135 лет со дня его рождения.

«Красный губернатор» Костромы

В шумном торговом русском городе Кострома уже в наши дни открылся популярный в городе «Бляхин-клуб».

Это ресторан, полное название которого  «клуб имени писателя товарища Бляхина П.А.» Есть при этом питейном заведении и небольшой музей.

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

В Костроме нет человека, который бы ни разу не слышал имени писателя Павла Андреевича Бляхина, автора книги «Красные дьяволята» и по совместительству – первого «красного губернатора» Костромы, возглавлявшего губревком сразу после Октябрьской революции 1917 года.

После выхода на экраны «Неуловимых мстителей» в честь писателя была названа одна из костромских библиотек, а в районе Речного проспекта появилась улица Бляхина.

В энциклопедиях его называют русским советским писателем. Он - автор автобиографической трилогии: "На рассвете" (1950), "Москва в огне" (1956), "Дни мятежные" (1959), посвященной первой русской революции, а также нескольких пьес, написанных в 20-е гг. Награжден орденом Ленина, другими орденами и медалями. Член Коммунистической партии с 1903. Участник Революции 1905—1907 и Гражданской и Великой Отечественной войны. В 1923—26 опубликовал революционно-приключенческую повесть «Красные дьяволята» («Охота за голубой лисицей»). Бляхину принадлежат также сценарии фильмов «Во имя бога» (направлен против магометанской церкви), «26 бакинских комиссаров», «Иуда» и др...

 Павел Андреевич (псевдоним Путник) родился 25 декабря 1886 года в селе Верходым, ныне Саратовской области в многодетной семье чернорабочего. Мать умерла в 1891 г., отец в 1916 г. Окончил церковно-приходскую школу в селе Сегитренном Енотаевского уезда Астраханской губернии. Рос сиротой на прокормлении у родственников. Страстно увлекался книгами. Особое влияние на Бляхина оказала учительница Вера Сергеевна Раневская, определившая круг его чтения (герой романа Войнич «Овод» стал для Бляхина идеалом революционера).

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

В 1903 г. уехал в Астрахань, устроился учеником наборщика в одну из типографий. Вскоре вступил в подпольный рабочий кружок, печатал и распространял революционные листовки, прокламации, доставал для типографии шрифт. В поисках заработка Бляхин пробовал выступать в качестве декламатора, ставил одноактные пьесы в клубах. С июня 1904 по июль 1905 жил в Баку: переплетчик переплетной мастерской, организатор социал-демократических кружков на нефтяных промыслах, участник всеобщей стачки рабочих-нефтяников, за что был арестован и заключен в Карскую крепость. После амнистии в октябре 1905 г. приехал в Москву, где установил связь с Московским комитетом РСДРП, работал агитатором, боевиком-дружинником, сражался на баррикадах во время Декабрьского вооруженного восстания. В 1906 г.—партийный организатор Городского района, член первого совета профсоюзов Москвы. Осенью 1907 г. вошел в состав Московского комитета РСДРП. В столице посещал студию МХТ.

Вскоре снова был арестован, сослан на 3 года, с ноября 1911 по ноябрь 1913 политический ссыльный в г. Вельск Вологодской губернии, бежал, перешел на нелегальное положение. После очередного ареста и побега из ссылки в 1913 оказался в Киеве. Начал собирать материалы и делать наброски к книгам «Лучше смеяться, чем плакать» и «Киевские силуэты». Первая по замыслу автора должна была быть посвящена жизни в тюрьмах и ссылках. Опубликовал несколько очерков и рассказов в газете «Киевская мысль».

Во время Первой мировой войны служил санитаром в госпитале. По февраль 1917 вел подпольную работу в Комитетах РСДРП (б) в Москве, Баку, Костроме, Тифлисе. Февральская революция застала Бляхина в Баку. Входил в состав президиума Бакинского Совета рабочих депутатов. Во время Первой мировой войны пишет очерки пацифистской направленности.

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

После революции в мае 1917 года в Костроме Бляхин занимал должность председателя городского совета профсоюзов, а в 1919 был избран председателем исполнительного комитета рабочих и крестьянских депутатов. Он пишет рецензии на спектакли, сочиняет собственные произведения и даже открывает свою театральную студию. В костромском театре ставят пьесу Бляхина «Через победу к миру».

В 1920 — член президиума губернского комитета КП(б)У в Одессе, отвечает за сбор хлеба и продовольствия в уездах; вскоре — председатель губернского комитета в Екатеринославе. Принимал участие в разгроме махновщины.

В Одессе выходит первая антиклерикальная книга Бляхина — «Долой чертей, долой богов! Долой монахов и попов!» (1920), вслед за ней — вторая «Как попы дурманят народ» (1920). Бляхин будет писать памфлеты против церкви до конца 1920-х. В это же время у Бляхина возникает замысел книги о подростках, борющихся с оружием в руках против Белой армии и Махно.

Вернувшись в Кострому в 1921, становится секретарем губкома РКП(б). К годовщине штурма Перекопа пишет сценарий к массовой постановке, которую осуществил будущий художественный руководитель Театра Советской Армии Попов.

В тот же год по заданию ЦК Бляхин вновь направлен в Баку, где был заместителем председателя Главполитпросвета Азербайджана. Во время поездки, длившейся около месяца, написал повесть «Красные дьяволята». 

Возглавлял в Баку отдел народного образования. В марте 1925 г. на заседании Кинокомиссии ЦК обсуждался вопрос об укреплении кадрового состава киноорганизаций работниками-коммунистами, где было принято решение о введении Бляхина в состав художественного совета по делам кино при Главполитпросвете РСФСР.

Позднее работал членом Правления Совкино, заместителем председателя Главреперткома, председателем ЦК профсоюза кинофотоработников СССР .

Член коллегии Главлита от Отдела печати ЦК ВКП (б) в 1926-1927, заместитель начальника Главреперткома в 1928-1934. Затем, вплоть до войны – председатель ЦК Союза кино-фото работников СССР, главный редактор сценарного отдела Киностудии «Мультфильм».

В начале Великой Отечественной войны добровольцем ушёл на фронт, работал в армейской газете, где вёл дневник, лёгший в основу книги «Годы великих испытаний». После войны занимался уже только литературной деятельностью. Умер Павел Бляхин в 1961 году...

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

Как появился «первый советский вестерн» 

Повесть о дьяволятах Бляхин писал в течение месяца, пока ехал в теплушке из Костромы в Баку в 1921 году.

Сам он так позднее описывал этот месяц: «...Вместо трех дней я ехал ровно месяц. На самодельном столике наготове лежал маузер... Гражданская война подходила к концу, но грабежи и налеты бандитских шаек на поезда и продбазы продолжались. Нам не раз приходилось по тревоге хвататься за оружие и выскакивать из вагона. Поезда часто останавливались: не хватало топлива для паровозов, и пассажиры сами помогали добывать дрова, уголь».

События, описанные в повести, относились к периоду недавно закончившейся Гражданской войны и происходили на Украине на фоне боевых действий Первой конной армии Буденного против войска Нестора Махно.

В одном из украинских поселков живут два подростка, брат и сестра — Миша-следопыт и Дуняша-Овод. Миша увлекается произведениями Фенимора Купера, а Дуняша зачитывается романом «Овод». Внезапно поселок подвергается нападению банды Махно. Ребята решают сколотить небольшой отряд. К ним присоединяется уличный акробат Том Джексон, шальными ветрами унесённый не с американского юга, а с французского Сенегала. С этого момента начинаются героические приключения трех юных разведчиков, бойцов Первой Конной армии.

Подростки совершают ряд невероятных подвигов (вплоть до поимки батьки Махно, чего в реальности не было), выходят победителями из смертельных ситуаций, своим самоотверженным служением делу революции добиваются высокого признания Республики и награды орденом Боевого Красного Знамени. Книга была очень популярна и неоднократно переиздавалась.

В Клубе комсомольской молодежи была устроена коллективная читка, а в конце 1922 года повесть была издана. Кто-то посоветовал Павлу Бляхину показать книгу режиссеру Ивану Перестиани. Режиссеру книга понравилась, и он решил снимать по ней фильм. Главных героев для своей картины Иван Перестиани нашел... в цирке - Паша Есиковский был клоуном, а София Жозеффи - проволочной эквилибристкой. В книге Павла Бляхина один из героев - китайчонок, но актера подходящей внешности не нашли, поэтому китайчонка заменили на негритенка, которго сыграл боксер Кадар Бен-Салим.

И вот, 30 ноября 1923 года картина "Красные дьяволята" вышла на экраны.

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

Встретили фильм с восторгом и немедленно отозвались сотнями писем на имя командарма Первой Конной армии Буденного с просьбами принять ихдобровольцами, как «красных дьяволят». Многие просили товарища Буденного сообщить им и точные адреса этой тройки. В некоторых клубах появились группы «красных дьяволят»... В общем классические современные фанклубы.

Выпущенная в двух сериях, картина впоследствии была сведена в один фильм. Продолжением дальнейшей истории приключений «красных дьяволят» стала серия картин: «Савур-могила», «Преступление княжны Ширванской», «Наказание княжны Ширванской», «Иллан-Дилли».

В продолжении «красные дьяволята» являются на парад и привозят с собой Махно, спрятанного в мешок. Сторонники Махно устраивают его побег. Герои фильма гонятся за Махно и попадают в хутор Савур-могила, где живёт атаманша Маруся. На хуторе Дуняша попадает в плен, но герои освобождают её и возвращаются домой.

Поэт Николай Асеев посвятил этой ленте стихотворение, в котором зритель-скептик признается: «Впервые скулы в зевках не болят от нашей советской картины...»

«Первая фильма революции» — так озаглавила свою восторженную рецензию «Киногазета». Картину показывали в Горках Владимиру Ильичу. «Красные дьяволята» ему понравились. Слава молодых артистов была столь громкой, что зачастую им приходилось спасаться от толпы поклонников буквально бегством. А нарком просвещения Луначарский даже вызвал в 1927 г. трех актеров в Москву, где им была вручена официальная благодарность «от имени тысяч русских пролетариев, следящих за их головокружительным искусством».

Судьба «дьяволят»

У Тифлисской студии не хватало средств, не было ни декораций, ни бутафории, а из всей техники — лишь старенький «Дебри». В конце 1922 года, когда режиссер Иван Перестиани искал актеров на главные роли в своем фильме, он пошел развеяться в Тифлисский цирк, который очень любил. Там и состоялась знаковая встреча.

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

По кругу манежа бешено мчался молодой джигит Павел Есиковский; концы его красного башлыка развевались, как два языка пламени. Во втором отделении выступал очень смешной рыжий Пач-Пач — тот же Есиковский. На манеже он выступал вместе со старшими братьями с пяти лет, разъезжая с ними по югу России. Сначала мальчика «натаскивали на гибкость», готовя из него «человека без костей», потом он освоил и многое другое: выходил акробатом-эксцентриком, бил чечетку, лазил верхним на перш, который балансировал его брат Федор с ним же, надев яркие халаты и прицепив косы, Павел исполнял номер «китайский стол».

Затем выступали на проволоке сестры Жозеффи. Самой милой и самой юной была белокурая Соня. Она тоже работала на манеже с раннего детства — с трех лет в труппе своего отца Льва Липкина. С силовыми акробатическими номерами старший Липкин с восьми лет выступал в знаменитом цирке Беллини. А позже, в 80-х годах XIX века придумал себе звучную фамилию Жозеффи и начал гастролировать по России. Циркачкой была и его жена Лили, родившая ему шестерых детей. Базой циркачей Жозеффи был Тифлис.

Идея пригласить ребят сниматься возникла у жены Перестиани, но он попросту отмахнулся. До утра... Перестиани сразу решил, что физическая сила, ловкость, выносливость позволят им сниматься в фильме без дублеров, без предохранительных сеток и страховочных поясов. Так стали, совершенно неожиданно для себя, 18-летняя Софья и 23-летний Павел киноартистами.

Роль третьего дьяволенка по сценарию должен играть юноша китаец. Несмотря на энергичные поиски, найти такового никак не удавалось. И тогда Пач-Пач предложил еще одного циркача...

С именем третьего дьяволенка — Кадора-бен-Селима эсвязано много противоречивых сведений и зрительских фантазий. Согласно одной из версий, исполнитель роли Тома Джексона — это солдат французской армии, бывший сенегальский стрелок, оставшийся в Одессе после отступления войск Антанты. В начале 1927 года цирковой гастролер-акробат Магомет Эрги встретил в Москве своего бывшего ученика Кадора-бен-Селима, ставшего известным киноартистом.

Первый раз Магомет Эрги приехал в Россию с труппой из шестнадцати учеников весной 1914 года. Среди акробатов-прыгунов был и негр Кадор-бен-Селим. Но началась мировая война, и турецкий подданный Эрги бежал из России. За ним последовали почти все артисты, а Кадор-бен-Селим остался в нашей стране. Кадор родился в Марокко в семье бедняка и еще мальчиком стал уличным акробатом. Однажды вербовщик, приглядевшись к способному Кадору, предложил старому Селиму 10 долларов. И тот отпустил сына в Голландию, где формировались цирковые труппы из арабов и негров. Искусству акробатики не без помощи кулаков его учили Эрги и его брат. Труппа выступала у Чинизелли, у Никитиных, у Саламонского в Риге.После бегства хозяина из России Кадор-бен-Селим начал жизнь бродячего циркового актера и за год исколесил страну от Риги до Самарканда. В 1917 году судьба свела 18-летнего Кадора с известным русским цирковым актером Александром Сосиным, который очень многому научил юношу. Кадор пробовал силы как иллюзионист и даже танцевал аргентинское танго.  Сосин научил негра несложному номеру, основанному на умении быстро освобождаться от веревок, которыми его привязывали к стулу доброхоты из публики.

Осенью 1918 года Кадор-бен-Селим выступал на манеже летнего цирка-шапито в городе Верном (Алма-Ата). Часто цирк заполняли красноармейцы. Кадор видел, как после представления они закидывали винтовки на плечо и уходили на фронт, проходивший недалеко от города. Там, в долинах Семиречья, шли упорные бои с белогвардейцами атамана Анненкова. Кадор заявил Сосину, что уходит на фронт, драться за свободу угнетенных и негров. Во время одного из боев он подвернул ногу и упал около разбитого снарядного ящика. Появились белые. Кадор притворился мертвым. Враги с удивлением предположили, что труп долго лежал, поэтому сгнил, а может быть, и обуглился. Но Кадор шевельнулся... Узнав, что пленник говорит по-французски и по-английски, его определили в переводчики с союзниками. Однако при первом удобном случае юноша вскочил на коня и умчался к своим.

В начале 20-х годов на заборах южных городов появились броские афиши: «Непобедимый чемпион Марокко — Том Джексон». Вернувшись на манеж, Кадор-бен-Селим придумал псевдоним и начал выступать на арене как боксер. И китаец Ю-ю в сценарии Бляхина уступил место новому персонажу — уличному акробату Тому Джексону.

После фильма «Иллан Дилли», ставшего последним в серии, каждый из троицы продолжал сниматься, но уже по отдельности. Бен-Селим и Жозеффи в цирк больше не вернулись, они стали профессиональными киноартистами. В середине 20-х годов Кадор работал в Сухуми милиционером конного резерва, он часто выступал в кинотеатрах перед демонстрацией картин со своим участием. Потом жил в Ленинграде, работая в труппе известного акробата Георгия Дельвари. В начале 30-х годов он уехал в Одессу. Его следы теряются во время Великой Отечественной.

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

Перед репрессиями 30-х годов София Липкина-Жозеффи вышла замуж за снимавшего ее режиссера Вакнянского и вместе с мужем эмигрировала в США. О ее дальнейшей артистической карьере ничего не известно. София умерла в 1982 году. Дочь ее и сейчас живет в Америке, а внуки и правнуки перебрались в Германию.

Есиковский же, снявшись в одиннадцати фильмах, гастролировал несколько лет вместе с труппой джигитов Хундадзе по циркам Южной Америки и Европы. По возвращении на родину он вновь стал выступать как клоун под тем же именем — Пач-Пач. В 30-е годы выступал в Минске в цирке-шапито. В мае 1942 года на арене Московского цирка была поставлена антифашистская пантомима «Трое наших». Это был по-плакатному решенный спектакль о боевых действиях трех советских танкистов в тылу врага (в своем роде тоже «красных дьяволят»). Есиковский играл одного из танкистов. Умер талантливый артист цирка и кино в Омске 10 февраля 1961 года.

От «красных дьяволят» до «неуловимых мстителей»

Кстати, недавно появился белогвардейский вариант «дьяволят». Александр Бондарь написал книгу «Черные мстители». Но, конечно, это только очередной вторичный ремейк.

Картина дня

наверх