Олег Фочкин

669 подписчиков

Секретное радиополе

Секретное радиополе

Москвичи давно уже привыкли к названию района и станции метро «Октябрьское поле». Но знаете ли вы, откуда это название взялось? Только ли с Октябрьской революцией оно связано? В справочниках указано, что до революции это была западная часть Ходынского поля, которое сегодня застроено и полностью потеряло свое прежнее значение. Конкретно в этом месте находился артиллерийский полигон, пока поле не разделили окружной железной дорогой.

Тогда сюда выезжал на лето московский военный гарнизон, и поле стали называть Военным. Дальнейшие переименования связаны именно с этим, а также еще с одним событием и местом, о которых сегодня и пойдет речь.

Секретное радиополе

Название «Октябрьское поле» связано даже не столько с Ходынкой и военным полигоном, сколько еще с одним важным событием и местом, которому в августе 2021 года исполняется 107 лет. Это Октябрьское военное радиополе, которое изначально называлось Ходынской радиостанцией. Она была построена солдатами в начале Первой мировой войны, осенью 1914 года, на Ходынском поле всего за сто дней. С её помощью Россия поддерживала связь с союзниками по Антанте. Этому предшествовали драматические события, обернувшиеся в итоге триумфом для России.

Подготовка к мировой войне требовала организации собственной прямой международной радиосвязи с будущими союзниками.

Но акционерное общество «Телефункен», владелец контрольного пакета акций фирмы «Сименс и Гальске», всячески тормозило строительство передающих радиостанций, стремясь к тому, чтобы к началу войны с Германией Россия не имела мощных радиостанций.

А в первые месяцы войны немецкие моряки перерезали в Балтийском море подводные телеграфные кабели, соединявшие Россию со странами Запада, что лишило нас связи с союзниками. Тогда и было решено построить свои мощные искровые радиостанции для связи с Антантой.

Представлением в Совет Министров от 14 августа 1914 года военный министр Владимир Сухомлинов ходатайствовал о сооружении 300-киловаттных радиостанций в Москве на Ходынском поле и в Царском Селе под Петербургом, а также отдельной большой приемной и маломощной передающей радиостанций в Твери. Установку станций предполагалось передать «Русскому обществу беспроволочных телеграфов и телефонов» (РОБТиТ). Для реализации проекта Военного ведомства РОБТиТ получило от российского правительства 5 миллионов рублей. Сумасшедшие по тем временам деньги. Выбор РОБТиТ обусловило то, что компания имела опыт строительства мощных искровых радиостанций. В 1913 году она разработала, а в 1914-м построила на территории своего завода опытный передатчик искрового типа мощностью 100 кВт. Заинтересованность правительства в создании мощных радиостанций международной радиосвязи была столь велика, что оно согласилось обеспечить первый платеж РОБТиТ в размере 1 миллиона 113 тысяч рублей в момент заключения контракта. Даже сложно представить, с чем это можно сопоставить в наши дни.

Секретное радиополе

РОБТиТ по контракту также обязан был построить целый городок для размещения в теплых зданиях приемной станции, машинного отделения, кочегарки, ремонтной мастерской, а также здание для передающей станции, агрегатное отделение и два аккумуляторных флигеля. В обязанности РОБТиТ входило устройство колодцев и линий водопровода длиною около двух верст, электроосвещения, градирни для охлаждения двигателей, обеспечение всех помещений противопожарным инвентарем. А вся территория должна была быть обнесена надежным ограждением, освещаться прожекторами, а в машинном отделении предписывалось соорудить склад топлива на 10 тысяч пудов нефти. 120-метровые деревянные мачты строились по типу четырехбревенчатой сваи с несколькими ярусами растяжек и были возведены за две недели. В дальнейшем их заменили 120-метровыми стальными мачтами.

Вот что писал в своих мемуарах Федот Волков, комиссар Ходынской радиостанции: «Молодым солдатом в октябре 1914 года я пришел на строительство Ходынской радиостанции. Приходилось работать на строительстве бараков, на сборке и подъёме мачт, на монтаже искрового передатчика и силовой электростанции. Через полгода я был зачислен в так называемый «электротехнический класс» и стал работать электротехником на передатчике, электрооборудование которого было очень многочисленным и сложным».

Справка:

Создатель РОБТиТ Семен Моисеевич Айзенштейн (1885–1962) – талантливый инженер, организатор радиопромышленности, изобретатель, родился в Киеве, окончил Шарлоттенбургский университет, в 1906 г. построил искровые радиостанции в Киеве и Жмеринке. К 22 годам он получил более 20 патентов на изобретения в области радиотехники, основал первый в России отечественный радиозавод. В 1915 г. Айзенштейн установил радиосвязь с подводными лодками в погруженном состоянии, начал издавать первый в России радиотехнический журнал «Вестник телеграфии без проводов», а после 1917 года в Москве руководил строительством 100-киловаттной радиостанции на Шаболовке. В 1922 году после нескольких арестов Айзенштейн тайно эмигрирует в Англию к своему бывшему компаньону и другу по РОБТиТ Маркони.

Айзенштейн участвовал в строительстве радиозаводов сначала в Польше, а затем в Чехословакии. Он на длительное время связал свою деятельность с фирмой Маркони, продолжая в ней работать и после его смерти в 1937 году. Во время Второй мировой войны Айзенштейн занимался разработкой электровакуумных приборов в фирме Мarconi. Через два года после окончания войны он создал собственную компанию English Electric Valve Company Limited, которую возглавлял до 1955 года, пока не ушел на пенсию. Умер он в Англии, так и не вернувшись на Родину.

Секретное радиополе

Вступление России в войну ускорило работу. Строительство завершилось практически за четыре месяца – невиданный до того времени темп. Начальник Московской радиостанции подполковник Лебедев получил следующую телеграмму от Комитета по устройству постоянных радиостанций при ГВТУ: «Сообщается для сведения: «Считать за начало эксплуатации день открытия действия станций, а именно: Московской радиостанции – 7 декабря 1914 г., Царскосельской радиостанции – 28 января 1915 г., так как с этого времени, хотя станции и не были вполне закончены, эксплуатация их фактически уже началась, причем некоторые расходы, предусмотренные штатами, как, например, на эксплуатацию проволочного телеграфа, содержание автомобиля и т.п., начались даже раньше этих сроков».

Тогда же, в ноябре–декабре 1914 года был утвержден штат Московской радиостанции (офицеров – 5, фельдшер – 1, делопроизводитель – 1, нижних чинов – 82) и установлен годовой праздник радиостанции – 20 июля, в день Преподобного Ильи Пророка.

Ходынская искровая радиостанция передавала информацию на радиоволнах 7000, 9000 и 11000 метров. Передатчик был приспособлен для работы как ключом, так и машинным автоматом (трансмиттер Уинстона). Автоматы и другие приборы допускали скорость передачи 70 слов в минуту. По своей конструкции они были на тот период самыми мощными в Европе.

С Ходынской радиостанции производилась только передача сообщений – из-за больших помех мощных искровых передатчиков, приемную радиостанцию разместили на большом расстоянии – в городе Твери, где была построена «Тверская радиостанция международных сношений».

Радиостанции этого типа позволяли российскому Генеральному штабу поддерживать связь с союзниками из состава Антанты, находившимися в Париже, Корнарвоне (Великобритания), а также Римом и Науэном (Германия).

Прием радиосообщений производился круглые сутки. При необходимости радиосигналы могли быть зафиксированы на телеграфную ленту или записаны на фонограф. Принятые радиограммы затем с помощью аппаратов Морзе передавались в Москву и Царское Село.

Станция работала непрерывно вплоть до конца 1917-го года, в том числе во время Октябрьской революции.

После февральской революции, на радиостанции был создан революционный комитет из солдат-большевиков и им сочувствующих, начавший проводить агитацию среди остальных военнослужащих. Но солдаты не очень поддавались агитации.

Секретное радиополе

Для усиления этой работы из Петрограда был прислан отряд военных моряков с радиостанции «Новая Голландия». Им удалось взять власть, но сама радиостанция замолчала. Восстановить ее работу удалось только в конце 1918 года, когда по декрету, подписанному Лениным она была передана из Военного ведомства в Народный Комиссариат Почты и Телеграфа.

Станция получила название «Радиостанция имени Коминтерна» и передавала политические новости.

Она работала на полную мощность до 9 мая 1920 года. В этот день произошёл страшный взрыв оружейных складов по соседству, о котором осталось много воспоминаний очевидцев. Рассказывают, что взрывная волна дошла до Арбата, а пожар на радиостанции был признан чрезвычайным происшествием государственного масштаба.

Вот как описывает это событие в своей книге «Ракеты и люди», видный ученый и конструктор Борис Черток: «Это было летом 1920 года. Я отпросился в очередной раз посмотреть, как работает радиостанция. По пути я увидел необычайной высоты дым и огоньки, пляшущие над пороховыми складами. Навстречу бежали люди с криками: Склады горят! Я неплохо бегал и во всю свою восьмилетнюю прыть дал деру в сторону деревни Шелепихи. За моей спиной вскоре уже грохотало и гремело».

Секретное радиополе

Через два дня, 11 мая 1920 года Ленин подписал постановление Совнаркома об образовании Чрезвычайной комиссии по восстановлению Ходынской радиостанции, в сверхсметном порядке было выделено 50 миллионов рублей.

Сотрудников поселили в гостинице «Пассаж», поскольку их жилье полностью сгорело. На собрании они постановили работать круглосуточно, до тех пор, пока Ходынская радиостанция не заработает. На третьи сутки после начала ремонтных работ, 17 мая 1920 года начальник Ходынской радиостанции Румянцев нажал телеграфный ключ и послал сообщение: «Всем, всем, всем. Я МСК».

Осенью 1920 года на радиостанции установили радиотелефонный передатчик, привезенный из Нижегородской лаборатории. Он позволял передавать в эфир человеческую речь и музыкальные произведения. Речь слышалась хорошо, а вот с музыкой возникли проблемы: было так много паразитных шумов, что понять качество исполнения не представлялось возможным.

Ходынская радиостанция передавала политические новости, директивы и циркуляры Советской власти. Эти материалы передавались для газет всей страны. Через каждые полчаса радиостанция прерывала свои передачи для подстройки передатчиков и отдыха операторов. Объем передаваемой информации в то время не превышал 4 тысяч слов в сутки. На местах журналисты практически из-под карандаша радиста брали материалы «Плакатного вестника РОСТА», что бы успеть к выпуску местных газет.

В ноябре 1922 года, к пятой годовщине Октябрьской революции, Ходынская радиостанция получила название «Октябрьская». Вместе с радиостанцией и военное радиополе стали именовать «Октябрьское военное радиополе». В дальнейшем название было сокращено до «Октябрьское поле».

В 1940-х годах радиостанция снова сменила название, став Московским Октябрьским приемопередающим радиоцентром (МОПРЦ).

В 1941 году, с началом войны станция замолчала, поскольку могла быть использована противником в качестве радиомаяков для своих самолетов. Но когда налеты на Москву прекратились, Октябрьская радиостанция продолжила работу. Она взяла на себя почти всю связь с партизанскими отрядами и фронтами.  Приём и передачу сообщений приходилось вести из неподалёку расположенного бомбоубежища в целях безопасности. Сюда же пришла первой весть о победе над фашистской Германией.

В послевоенные десятилетия на территории радиостанции были установлены знаменитые «глушилки» - радиопередатчики мешавшие приему в стране «вражеских голосов».

В 60-е годы после начала массового строительства хрущёвок станция потеряла три четверти своих площадей.

Во время августовских событий 1991 года именно отсюда осуществлялось резервное вещание.

В октябре 1991 года на базе радиостанции была создана первая негосударственная операторская радиовещательная компания «Октод». На территории радиоцентра была возведена 150 метровая мачта, с нее осуществлялось вещание в диапазонах FМ и УКВ: 14 радиостанций, включая радио "Серебряный дождь", "Наше Радио", "МАЯК-24", "Радио 7", "Радио Любовь", "Радио Максимум" и ТВ-вещание программы ТНТ. Здесь, впервые в России проводились опытные передачи Телевидения Высокой Четкости (HDTV).

Но вскоре ясно, что 150-метровой мачты уже не хватает. Она не обеспечивала устойчивый прием сигнала на окраинах Москвы. Было решено построить более высокую радиотелебашню.

Секретное радиополе

За основу проекта была принята ажурная 250-метровая конструкция, внешне напоминавшая знаменитую Шаболовскую башню, спроектированную Шуховым. Кстати и Шуховская башня тоже должна быть высотой 250 метров, но нехватка металла после Гражданской войны заставила «укоротить» ее до 160 метров.

Новую радиобашню возвели в 2004-2006 годах, Но заработала она только в 2008 году.

Сейчас это второе по высоте сооружение в Москве после Останкинской телебашни. Конструкция новой телебашни была разработана в 2000-2001 годах под руководством Бориса Остроумова.

Металлоконструкции башни изготавливались на заводе в Белгороде. Затем был осуществлён монтаж нижних секций при помощи кранов до отметки 138 метров. Верхняя часть была смонтирована в сентябре 2006 года методом вертолётного монтажа при помощи модифицированного грузового вертолёта на базе Ми-26Т. Монтаж занял всего 4 дня.

В 2020 году было принято решение, что на месте Октябрьского радиополя построят 11 высотных жилых домов. 27 мая 2020 года появилось распоряжение Москомархитектуры о подготовке проекта жилой застройки со сносом исторического здания радиоцентра «Октябрьский» в стиле раннего конструктивизма 1928-1929 годов постройки. Здание построенное в период Первой мировой войны на плане пока указано.

Картина дня

наверх