Олег Фочкин

638 подписчиков

Популярные статьи

Свежие комментарии

  • Людмила Сдвижкова
    Причём "Завтрашние заботы" экранизировались трижды! В 1962 году, в 1984 году (под названием "Перегон"), и в 2006 году...Виктор Конецкий. ...
  • Андрей Антонов
    Автор забыл сценарий к фильму "Тридцать три". Кроме того, фильм "Завтрашние заботы" сняты по мотивам одноименной пов...Виктор Конецкий. ...
  • Андрей Антонов
    "... пленных немецких генералов вешали публично на площади, так выпускали пар из блокадников..." - почти дословно из ...Виктор Конецкий. ...

Виктор Конецкий. Нежный певец сурового моря

Виктор Конецкий. Нежный певец сурового моря

Виктор Конецкий — автор более пятидесяти литературных произведений, многие из которых изданы не только в России, но и за рубежом.

Причем большинство своих книг он писал в плаваньях, побывав в противоположных концах Мирового океана: от Арктики, то Антарктики. Четырнадцать раз прошел Северным морским путем.

В этом месяце Виктору Викторовичу исполнилось бы 92 года. Он родился 6 июня 1929 года в Ленинграде. В один день с Пушкиным. И как он сам говорил, не случайно...

Сын помощника прокурора Октябрьской железной дороги и бывшей актрисы миманса Мариинского театра оперы и балета, участницы «Русских сезонов» Сергея Дягилева в Париже. С детства Конецкий мечтал стать художником (и именно это желание и особый взгляд виден в его описаниях моря и окружающего мира. Он видел те детали, которые способен замечать только настоящий художник.

Детские и юношеские годы его были связаны с Адмиралтейским каналом в старой части Петербурга. Летом 1941 года он с матерью и братом находился на Украине, где и встретил начало Великой Отечественной Войны. В августе Конецкие смогли добраться до Ленинграда, а потом вокруг города сомкнулось кольцо окружения. Самую тяжелую зиму 1941—42 они провели в блокадном Ленинграде.

В 1942 вместе с матерью и братом 13-летнего Виктора вывезли из Ленинграда по «дороге жизни» — льду Ладожского озера. После этого он жил в ташкенте до августа 1944 года, пока не вернулся с семьей домой.

В 1945 поступил в Ленинградское военно-морское подготовительное училище, в 1948 был переведен в Первое Балтийское высшее военно-морское училище, в 1952 окончил его штурманский факультет.

Как писал уже после смерти писатели его однокашник по морскому училищу Владимир Кузнецов, «Виктор как-то не то чтобы выделялся, а, пожалуй, отличался спокойным, уравновешенным поведением, отсутствием экзальтированности, молчаливости. Интеллигентностью. Он не любил быть в центре внимания. Его нет на многих наших училищных групповых фотографиях. Он не любил пустопорожней болтовни, «травли». Был чаще немногословным, но к его мнению обычно прислушивались. Ценил и понимал юмор. Он не избегал участия в «разборках» с городской шпаной. Но избегал разговоров о вещах личных, интимных, о своей жизни за стенами училища. Никто, кроме его близких друзей, не знал, наверное, где он бывает, как проводит время на «берегу» в увольнении.

Виктор вообще учился легко, без напряжения, хотя и не особо переживал в отношении оценок. На самоподготовках, подобно многим, больше читал «постороннюю литературу», чем занимался». 

Затем он три года прослужил штурманом на судах 441-го Отдельного дивизиона Аварийно-спасательной службы Северного флота, плавал штурманом и капитаном на торговых, научно-исследовательских и пассажирских судах в Арктику и Антарктиду. а время службы на спасательных судах на его счеты сотни спасенных человеческих жизней, но вспоминать этот трудный период писатель не любил.

Виктор Конецкий. Нежный певец сурового моря

Впоследствии некоторые его наблюдения легли в основу новеллы «Путь к причалу» и фильма, снятого по ней.

В марте 1955 года Виктор Конецкий демобилизовался, а уже в мае в должности капитана МРС-823 участвовал в перегоне судов по Северному морскому пути из Петрозаводска до Петропавловска-Камчатского. Это был первый в истории переход каравана малых судов в условиях Арктики. Капитану было всего 26 лет.

В бытность военным курсантом экстерном сдал экзамены за 1-й курс филологического факультета ЛГУ, в 1955-1958, вместе с Володиным, Пикулем,  Шимом и другими известными сегодня писателями, занимался в литературном объединении при Лениградском отделении издательства «Советский писатель». Первый рассказ — «В море» — был опубликован через год в альманахе «Молодой Ленинград», а в мае 1957 года вышел и первый сборник рассказов — «Сквозняк».

Всесоюзный семинар молодых прозаиков Северо-Запада, в котором Виктор Конецкий принимает участие, рекомендовал его в члены Союза писателей СССР. В начале 60-х годов его приглашают в качестве сценариста для работы в кино: при его участии были созданы такие известные и замечательные фильмы как «Полосатый рейс», уже упомянутый «Путь к причалу» и «Тридцать три».

В «Безбилетном пассажире» Данелии есть история фильма «Путь к причалу»:

«После перестройки Конецкого перестали издавать, и они с женой жили на одну пенсию. Я получал деньги за фильмы и хотел ему помочь. Но он категорически отказывался.

- Взаймы, — уговаривал я.

- Если действительно будет очень надо, я сам тебе скажу. На то мы и друзья.

Но помогли ему моряки. Еще при жизни издали полное собрание его сочинений, а когда Виктор скончался, помогли его жене и верному помощнику Татьяне похоронить его.

Виктор Конецкий. Нежный певец сурового моря

Данелия: Виктор Викторович Конецкий невзлюбил меня сразу: я встретил его босой и с подвернутыми штанами. Был приготовлен обед, на кухне был накрыт стол... Но я обещал маме натереть пол и не рассчитал время. А Конецкий решил, что это пренебрежение зазнавшегося столичного киношника к неизвестному (тогда) автору.

Но это еще не все. Еще больше он меня возненавидел, когда мы заговорили о сценарии и я сказал, что история его героя, боцмана Россомахи, — для меня не главное, меня больше интересует настроение и антураж. А Конецкий, штурман дальнего плавания, написал о реальном событии, в котором участвовал сам. И боцман тоже был списан с реального человека. И именно о боцмане, об этом нелюдимом, одиноком моряке написал он свой сценарий.

Я Конецкого возненавидел позже, когда два с половиной месяца вынужден был каждое утро слушать, как он поет (два с половиной месяца мы провели в одной каюте, — изучая материал к фильму, шли на сухогрузе «Леваневский» по Северному морскому пути). Пел он фальшиво, гнусным голосом, всегда одну и ту же песню... А не петь Конецкий не мог — это вошло у него в привычку.

Психологи придумали адскую штуку для того, чтобы выяснить психологическую совместимость. Вас загоняют в душ, а рядом в других душевых - ваши друзья или враги. И вы должны мыться, а на вас льется то кипяток, то ледяная вода - в зависимости от поведения соседа, ибо водяные магистрали связаны. Так вот. Посади нас психологи в такой душ, я бы немедленно сварил Георгия Николаевича Данелия, а он с наслаждением заморозил бы Виктора Викторовича Конецкого.

Конецкий написал, что в итоге о сценарии, что «сбалансирование с замыслом Данелия не получилось». Но фильм вышел. В качестве сценариста был указан Конецкий, о чем сам Конецкий говорит, что это «только по техническим причинам». Вот что рассказывает Данелия:

Когда фильм «Путь к причалу» вышел на экраны, Конецкий позвонил и попросил меня срочно приехать в Ленинград.

— Зачем?

— Приедешь — узнаешь.

Он встретил меня и прямо с вокзала повез в сберкассу. Снял с книжки деньги и протянул мне толстую пачку:

— Потиражные за сценарий. Здесь твоя доля — две тысячи триста пятьдесят. Пятьдесят процентов.

Я в той или иной степени работал над всеми сценариями к моим фильмам. Но меньше всего я работал над этим сценарием.

— Я сценарий не писал и денег не возьму, — сказал я и вышел из сберкассы. Конецкий — за мной:

— Ты много придумал.

— Это неважно. Я не написал ни строчки.

Тогда он положил деньги на перила мостика (мы шли по мостику через Мойку), сказал: — Мне чужие деньги не нужны, — и пошел.

И я сказал: — И мне не нужны.

И тоже пошел. А деньги лежали на перилах. Две тысячи триста пятьдесят. Машину можно купить, “Победу”.

Фанаберии у нас хватило шагов на семь. Подул ветерок, мы развернулись и, как по команде, рванули назад...

С мая 1964 года Конецкий совмещает работу в морском флоте и литературный труд. Он прошёл путь от четвёртого помощника капитана до капитана дальнего плавания. А вот Госпремий за свое творчество так и не заслужил. Уж больно неудобный характер был у Конецкого. Он всегда резал правду-матку.

Виктор Конецкий - автор более пятидесяти литературных произведений, многие из которых изданы не только в России, но и за рубежом. «Конецкий был не просто прекрасным писателем, - писал Борис Стругацкий, - он всегда представлялся в своих книгах именно самим собой - Виктором Конецким, а не «инженером человеческих душ», «властителем дум» и всё такое прочее, и от того, пожалуй, был многим из нас, прежде всего по-человечески, близок».

Повесть «Завтрашние заботы», опубликованная в журнале «Знамя», сразу снискала ему читательскую любовь. Она и не сколько других популярных книг были переведены на разные языки мира. Но самым главной работой Конецкого стал роман-странствие «За Доброй Надеждой» в восьми книгах. Этот роман он писал  с 1969 по 2000 год и в его основу легли личные впечатления и воспоминания писателя от работы на морском флоте.

Конецкий возродил и преобразил традиционный жанр морских заметок, соединив нравственное начало со сплавом достоверности и традиционной морской выдумки, без которой не обходится ни один рассказ. В легком и ясном «интеллигентном» письме поставив актуальные для человека любого времени и возраста вопросы о смысле жизни, совести и свободе, о выборе между правдой и ложью.

Виктор Конецкий. Нежный певец сурового моря

Конецкий — неисправимый стихийный моралист и доморощенный философ. Достаточно привести в качестве примера характерное его рассуждение о лжи, как одной из причин физических болезней человечества: «Живое существует миллионы лет только потому, что отражает в сознании окружающий мир именно таким, какой он есть в своих ипостасях. Когда человек лжёт, он нарушает миллионолетний закон живой природы. Миллионы лет гибло до срока и не давало потомства всё то, что лгало, то есть искажало в своём отражении черты реального окружения, называло, например, черное — белым. Не такая дурочка Природа, чтобы полагаться только на совесть в деле спасения человечества. Она заложила в каждого из нас по химической мине со взрывателем замедленного действия. Есть, оказывается, судья, который недоступен звону злата, и который все дела знает и наперед, и назад. Рак, или всемирные волны гриппа, или ишемическая болезнь — это всё черти пляшут на столах, по причине ослабления эффективности системы иммунитета в нас с вами. Мало плачем и мало смеёмся. Даже при чистой совести не можем разобраться в потоке информации, вовремя отличить правду от кривды. А допустив неправду, даже и вполне бессознательно, так поздно осознаём этот прискорбный факт, так за время осознания накручивается на прошлую ошибку чудовищно много следствий, что и никакого мужества не хватает признать её; рубить запутанный узел становится так опасно, что мы для пользы дела просто-напросто и не оглядываемся».

Даниил Гранин: «Виктор обладал редким даром — не просто юмором, что уже само по себе достоинство, к тому же не частое. Обычно дело сводится к смешным историям, забавным выражениям, характерам. У Конецкого юмор растворён в самом повествовании, а оно большей частью серьёзно, оно про достаточно тяжёлый, опасный труд моряка, морской быт, морскую жизнь. Были рассказы «Петра Ивановича Ниточкина» — это уже сплошь улыбка, без моря, наука, Академгородок. Наиболее мне всегда был интересен сам автор, минуты его полной откровенности, когда он добирается до самого себя. Надо было накопить жизни и личности, чтобы рискнуть открыться.

Он бывал колюч и неудобен в дружбе. И всё же к нему тянуло. И сам он тянулся ко всему истинно талантливому. Такова была его любовь к Юре Казакову, к Виктору Борисовичу Шкловскому.

Ему не досталось ни государственных премий, ни собраний сочинений, это было несправедливо. Было читательское признание, но обида с годами порождала скрытый комплекс. Однако он не позволял себе добиваться, хлопотать.»

Умер писатель после тяжелой болезни 30 марта 2002 года. Его похоронили на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. Если подойдете к Смоленской церкви, то по левую руку увидите дорожку — по ней метров 100 вперед, по правую руку могила — там стоит памятник, огражденный якорной цепью. На памятнике золотом слова пожизненного девиза Виктора — «Никто пути пройдённого у нас не отберёт».  В углу ограды — отдыхающий от морских трудов адмиралтейский якорь.

Имя Виктора Конецкого занесено в Листы Памяти «Золотой Книги Санкт-Петербурга». В подтверждение заслуг капитана и писателя ведущая российская судовладельческая компания приняла решение назвать его именем танкер нового поколения.

Он и поныне один из самых издаваемых авторов.
С большим уважением о нём говорили и писали академик Дмитрий Лихачев и писатели Даниил Гранин, Александр Володин, Константин Симонов, Александр Солженицын.

Еще в 1998 году академик Лихачев сказал, что от нынешней русской литературы в ХХI веке останутся Фазиль Искандер и Виктор Конецкий...

За свою литературную и морскую работу Виктор Конецкий был награждён двумя орденами «Знак Почета», орденом «Трудового Красного Знамени», орденом «За заслуги перед Отечеством», Знаком Чести «Серебряный Крест Георгиевского Союза». В 2002 году он был отмечен (посмертно) престижной литературной премией Северная Пальмира» за книгу «ЭХО».

(Использованы воспоминания друзей и знакомых писателя)

Картина дня

наверх