Олег Фочкин

669 подписчиков

Легенда диверсий

Легенда диверсий

Четверть века назад, 24 сентября 1996 года не стало одного из самых легендарных диверсантов и нелегалов Советского Союза генерал-лейтенанта Павла Судоплатова. Его судьба и сегодня вызывает споры и многочисленные домыслы, чему, впрочем, он и сам способствовал всей своей деятельностью, рассказами и книгами.

Подтвердить или опровергнуть факты его биографии до сих пор не представляется возможным, поскольку его личное дело остается засекреченным и вряд ли будет открыто в ближайшее время.

О нем написано множество книг и статей, сняты документальные фильмы. Его агенты делали невозможное, добывая уникальную информацию и внедряясь туда. Куда внедриться казалось невозможным. Да он и сам – человек-легенда, дающий сто очков вперед самым продвинутым киногероям и героям комиксов, столь популярным в наши дни. Судьба и жизнь Павла Анатольевича Судоплатова еще ждет своего настоящего исследователя. А мы, несомненно, удивимся, когда узнаем, что делала его команда. Ведь мы знаем только о тех делах, которые официально раскрыты, а что осталось за кадром даже и представить невозможно.

Последний начальник внешней разведки КГБ СССР Леонид Шебаршин говорил: «Если бы в разведке могли жить легенды, Судоплатов непременно был бы героем одной из них».

Легенда диверсий

Павел Судоплатов родился 7 июля 1907 года в украинском городе Мелитополе. Его отец был русским, а мать украинкой, Павел с юных лет имел исключительные способности к языкам. Большую семью, в которой, кроме Павла, росли еще четверо детей, обеспечивал отец: он трудился разнорабочим, мельником, пекарем, официантом и поваром. Но в 1917 году глава семьи неожиданно скончался.

Судоплатовы переехали в маленькую двухкомнатную квартиру, которую снимали у одного из местных домовладельцев. Пока мать и старшая сестра Павла пропадали на работе, мальчик углубился в изучение «Азбуки революции» Бухарина. Что уж он в столь юном возрасте там понял, сказать трудно, но идея построения справедливого общества ему понравилась.

В 12 лет он сбежал из дома и присоединился к уходящим из города красноармейцам. Полк разгромили, а мальчик с уцелевшими дошел до Никополя, где вступил во вновь сформированный полк 5-й Заднепровской дивизии Красной армии. Но и эту часть разбила конница генерала Шкуро. Павел попал в плен, бежал, отступал с частями Красной армии, оказался в занятой белыми Одессе, где подрабатывал в порту и на рынке.

В начале 1920 года Паша Судоплатов вновь вступил в Красную армию. Он участвовал в боях на территории Украины и на Польском фронте, переболел тифом.

В 1921 году Судоплатова направили в Особый отдел дивизии, который незадолго до этого понес серьезные потери. Павел быстро освоил навыки телефониста и азы шифровки.

В Мелитополь юноша вернулся лишь в 1923 году, поработал слесарем на заводе, а спустя два года по комсомольской путевке был направлен на работу в ОГПУ, где он занимался рутиной в информационном отделе, учётно-статистическом и так далее.

Легенда диверсий

В 1928 году Судоплатова перевели в Харьков, где он учился на рабфаке (военно-юридическую академию ему довелось окончить лишь после войны) и вступил в партии. Три года он служил в должности младшего оперуполномоченного, отвечал за работу агентуры, действующей в греческом, болгарском и немецком поселениях.

У него блестящие способности к языкам, феноменальная память, абсолютный музыкальный слух, и уже через год он бегло говорит по-гречески, по-болгарски и по-немецки.

Там же он познакомился со своей будущей женой Эммой Кагановой-Кримкер. Голубоглазая еврейка с волосами цвета дикого меда вмиг покорила его сердце.

В свои 22 она окончила несколько классов гомельской гимназии, увлекалась литературой, музыкой, театром. Свободно владела русским, белорусским, украинским, идиш и немецким языками. В центральном аппарате ГПУ УССР Эмма координировала деятельность секретных агентов, работавших в среде украинской творческой интеллигенции, – писателей и театральных деятелей украинской столицы (в то время Харьков был столицей УССР). Связи жены помогли и молодому сотруднику ОГПУ перевестись в 1932 году в Москву и начать работу в отделе кадров.

На вопрос о том, участвовал ли он в репрессиях, Судоплатов впоследствии отвечать не любил, но в книге «Разведка и Кремль» написал: «Сознательно или бессознательно, но мы позволили втянуть себя в работу колоссального механизма репрессий, масштабы которых меня ужасают». Неизвестно, как бы сложилась судьба Судоплатова, если бы вскоре начальник Иностранного отдела ОГПУ Артур Артузов не привлек его к работе в разведке.

ОГПУ стало активно работать по организациям украинских националистов в европейских странах. Судоплатов, по документам числившийся украинцем и к тому же хорошо знавший язык, оказался неожиданно востребован и переведён в иностранный отдел ОГПУ. С этого момента и началась его деятельность, полная приключений.

В 1935 году под видом представителя украинского антисоветского подполья Судоплатов был внедрен в руководство ОУН в Берлине и очень быстро завоевал доверие лидера ОУН полковника Коновальца. В окружении Коновальца уже был советский агент, завербованный еще в 1920 году. Туда же ввели Судоплатова, который по легенде был племянником этого агента. Любопытно, что Судоплатов, являясь одним из резидентов советской разведки в Европе, в то же время по направлению ОУН учился в спецшколе фашистской партии, которая готовила боевиков и диверсантов.

Легенда диверсий

В годы Первой мировой войны Евген Коновалец, полковник австро-венгерской армии, воевал против России на Юго-Западном фронте. В 1918 году после трех лет пребывания в русском плену вернулся на Украину и во главе банды украинцев-националистов занялся грабежами и еврейскими погромами.

В 1922 году Коновалец познакомился с Гитлером. По его инициативе и с помощью офицеров германской разведки Коновалец создал Организацию украинских националистов (ОУН). Коновалец де-факто был лидером украинской националистической эмиграции. В ОГПУ полагали, что его уничтожение вызовет необратимый раскол в рядах идеологических противников.

В начале 1938 года Судоплатов был вызван к Сталину, который поручил разведчику ликвидировать Коновальца. Остановились на предложении Судоплатова: использовать патологическую страсть Коновальца к шоколаду. Для этого взрывное устройство с часовым механизмом вмонтировали в коробку его любимых шоколадных конфет.

Под видом радиста на советском судне Судоплатов регулярно наведывался в Европу и встречался с Коновальцем, который рассчитывал, что тот может быть связным между эмигрантскими кругами и выдуманным советскими спецслужбами подпольем в СССР.

23 августа 1938 года в 11.50 Судоплатов и Коновалец встретились в ресторане «Атлант» в Роттердаме. После взаимных приветствий Павел заявил, что свидание будет очень коротким, так как он обязан вернуться на судно, но в 17.00 они вновь встретятся, чтобы обсудить все «досконально».

Легенда диверсий

Взрывотехник Тимашков изготовил бомбу, закамуфлированную под коробку конфет с красивым украинским орнаментом. Во время встречи с Коновальцем разведчик вручил ему эту коробку, которая взорвалась через несколько минут после ухода Судоплатова из кафе. Павлу удалось выбраться из города, добраться до Брюсселя, оттуда он перебрался в Париж, где залёг на дно на конспиративной квартире. Подробности операции стали известны только через много лет.

К слову, с лидером ОУН у разведчика были личные счеты — в сражении с людьми Коновальца погиб старший брат Павла Николай.

Затем он добрался до Испании, где воевал почти месяц, выдав себя за польского добровольца. Когда разведчик вернулся в Москву, то обнаружил, что многие его коллеги и друзья арестованы.

В конце декабря 1938 года наступил черед самого Судоплатова — он был отстранен от должности и первичной парторганизацией исключен из ВКП(б) за «связь с врагами народа». До ареста оставались считанные дни, но неожиданно ему позвонил Берия: «Мне докладывают, что вы ни черта не делаете. Хватит валять дурака. Едем сейчас же в Кремль». А там Сталин поручил диверсанту новую операцию: «Сейчас надо сосредоточиться на том, чтобы обезглавить троцкистов. Помните, вся ответственность целиком ложится на вас».

Операция «Утка», которую Павел Судоплатов разработал вместе со своим другом и соратником Наумом Эйтингоном, завершилась успешно. 20 августа 1940 года Рамон Меркадер, с которым Судоплатов познакомился в Испании, ледорубом проломил Троцкому череп, но не успел скрыться. Двадцать лет Меркадер провел в мексиканской тюрьме, после чего приехал в Москву и был награжден орденом Ленина и звездой Героя Советского Союза. Тогда же он с удивлением узнал, что руководители операции — Судоплатов и Эйтингон отбывают срок заключения во владимирской тюрьме.

Но перед этим была Великая Отечественная война. Уже 5 июля 1941 года в составе НКВД была создана особая группа для проведения разведывательно-диверсионных операций в тылу противника и для руководства партизанским движением. Начальником этой группы был назначен Судоплатов, его заместителем — Эйтингон. Судоплатов стал руководителем 4-го управления НКГБ, занимавшегося диверсиями и террором в тылу врага. Костяком особой группы стала знаменитая Отдельная мотострелковая бригада особого назначения, куда были зачислены около 800 лучших спортсменов страны — борцы, боксеры, стрелки и лыжники. Кроме того, в состав бригады включили боевиков Коминтерна. И наконец, Судоплатов добился освобождения из тюрем и лагерей сотен «волкодавов» НКВД.

Легенда диверсий

На счету разведчиков Судоплатова были операции «Рельсовая война», «Цитадель», «Концерт» и другие. Но самой захватывающей была операция «Монастырь», которая и поныне считается высшим пилотажем тайной войны. Немецкую разведку ввели в заблуждение, сообщив о существовании в Москве религиозно-монархической организации под названием «Престол». Задача была - дезинформировать противника относительно намерений советского генштаба. И эта задача была блестяще выполнена. Размах дезинформации был таким, что в 1943 году Черчилль с беспокойством сообщил Сталину, что, по его данным, в генштабе Красной армии действует немецкий шпион. На самом деле агент Макс, которому шеф абвера адмирал Канарис всецело доверял и которым чрезвычайно гордился, был сотрудником особой группы Судоплатова.

Сам Судоплатов летом 1942 года, в разгар немецкого наступления, за 24 часа собрал группу альпинистов из ста пятидесяти человек и вылетел на Кавказ. Они приняли участие в обороне горных перевалов, а также в подрыве нефтяных цистерн, скважин и буровых вышек в районе Моздока, в результате чего нефть Северного Кавказа немцам не досталась. Когда альпинисты уходили в горы, Судоплатов находился в группе, прикрывающей отход.

В 1942-м году его группа планировала устроить покушение на Гитлера с участием польского князя Радзивилла. В Берлин даже был направлен отряд диверсантов, однако Сталин посчитал тогда устранение Гитлера нецелесообразным.

Одним из самых известных отрядов был отряд «Победители» Дмитрия Медведева, действовавший на территории Западной Украины.

Успех судоплатовских диверсантов был оглушительным: им удалось ликвидировать 150 тысяч фашистов, среди которых было более 80 высокопоставленных сотрудников верхмата, уничтожить полторы тысячи вражеских эшелонов и более 700 километров кабеля связи противника.

В феврале 1944 года Судоплатов получил новое назначение — он возглавил отдел «С», занимавшимся атомным шпионажем. На этот раз ему предстояло добыть сведения о сверхзасекреченном «Проекте Манхэттен», то есть об атомной бомбе, которую американцы создавали в Лос-Аламосе. Результат работы Судоплатова в учебниках для разведчиков квалифицируется как недосягаемый.

Главной целью советской разведки было не похищение чертежей, а оценка американского проекта, чтобы понять, на какой стадии он находится и насколько близок к завершению, а также выявление примерного круга людей, причастных к Манхэттенскому проекту.

5 марта 1950 года он осуществил операцию по поимке генерала-хорунжего УПА Романа Шухевича (в ходе перестрелки Шухевич был убит).

Легенда диверсий

Вплоть до смерти Сталина Судоплатов возглавлял отдел, а затем бюро МГБ, специализирующееся по диверсиям на заграничных территориях. 21 августа 1953 года, после разоблачения «шпиона британской разведки» Берии, генерал-лейтенант госбезопасности Павел Судоплатов был арестован. Ему предъявили обвинение в заговоре, имевшем целью «уничтожение членов советского правительства и реставрацию капитализма». Позже выяснилось, что Судоплатов в списке личных врагов Хрущева и Серова был под восьмым номером. Первые семь расстреляны. На вопрос, почему он остался в живых, Павел Анатольевич впоследствии флегматично пожимал плечами и усмехался: «Удалось выжить в силу причудливого сплетения обстоятельств и несомненного везения».

Когда в октябре 1939 года нарком внутренних дел Украины Серов арестовал престарелого ветерана украинского освободительного движения Левицкого, Судоплатов осудил это решение. Более того, он не поддержал предложение Хрущева о массовой депортации молодежи Западной Украины на «перековку» в Донбасс и на Дальний Восток. Сталин тогда прислушался к мнению опытного разведчика: Левицкого освободили, а депортацию отменили.

Хрущев не мог забыть обиду, нанесенную ему Судоплатовым, когда тот убедил Сталина не выселять западноукраинскую молодежь.

Пять лет Судоплатов провёл в специализированной психиатрической лечебнице с диагнозом «реактивный психоз», где ему приходилось выдерживать сеансы электросудорожной терапии, спецпрепараты и даже мочиться в постель по ночам, чтобы не вызвать подозрений врачей из-за несвойственной больным опрятности.

В 1958 году Судоплатова приговорили к 15 годам тюремного заключения, лишили всех наград и званий. Срок он отбывал в знаменитом Владимирском централе. Судоплатов сидел в одиночке, но имел доступ в библиотеку, ему было разрешено радио, чтение газет и получение большего числа продуктовых передач, чем обычным «государственным преступникам».

Находясь во Владимирском централе, Судоплатов и Эйтингон не теряли времени даром. Все происшедшее с ними они расценивали как роковую ошибку. Узнав о том, что в США идет формирование войск специального назначения «зеленые береты», они написали в ЦК письмо о необходимости использования опыта ОМСБОН для противодействия «зеленым беретам». На основе этих рекомендаций в 1966-1969 годах была создана кузница спецназа госбезопасности – КУОС КГБ СССР, где готовили резервистов для ведения партизанских действий в тылу врага на случай войны.

Он ослеп на один глаз и перенес три инфаркта, стал инвалидом 2-й группы. Но генерал не сдался. Выйдя на свободу в 1968 году, генерал не мог сделать больше двух-трех шагов — именно таким был размер его одиночной камеры. Пенсия ему не полагалась, и первое время Судоплатов зарабатывал на жизнь переводами. Вместе со старой знакомой по органам Раисой Соболь он написал несколько книг про пламенных революционеров под псевдонимом Андреев.

Усилиями Андропова и главы партийного контроля Пельше негласная реабилитация состоялась ещё при Брежневе. Судоплатову было разрешено лечиться в кремлёвских поликлиниках и в госпиталях КГБ, а также отдыхать в партийных санаториях для членов ЦК.

Но полная реабилитация состоялась только с распадом СССР. В 1992 году 84-летний Судоплатов был реабилитирован автоматически, по закону о реабилитации жертв политических репрессий. Спустя шесть лет президентским указом Судоплатов был восстановлен в звании и наградах. Павел Судоплатов - кавалер ордена Ленина, трех орденов Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1-й степени, ордена Суворова 2-й степени, двух орденов Красной Звезды, десятка медалей.

Легенда диверсий

Однако произошло это уже посмертно — Судоплатов скончался двумя годами ранее.

Павел Анатольевич Судоплатов упокоился на Донском кладбище, где рядом с ним похоронены его жена (она умерла в 1988 году) и соратники — легенды мировой разведки Рудольф Абель (Вильям Фишер), Конан Молодый, Иосиф Григулевич и Шамиль Хамзин.

Легенда диверсий

Картина дня

наверх